Нирвана упанишада. Риг-веда.

Группа упанишад – саньяса.

Ом шанти шанти шанти. 

1. Итак, теперь (будет изложена) Нирвана-Упанишада. 

2. Парамахамса (говорит): "Я есть Он/Брахман" (т.е. "Сохам", – священная мантра из Иша-Упанишады). 

3. Нищенствующие монахи, санньясины – это те, кто обладают внутренней отреченностью от материального мира (т.е. чье отречение не показное). Только такие люди имеют право на изучение этой Упанишады. 

4. Они – защитники поля (кшетры), из которого я-мысль (ахам-вритти, т.е. показатель иллюзорной эгоистической отделенности Само-Сущности) выкорчевана навсегда. 

5. Их окончательное заключение (т.е. состояние) – бесчастная однородность чистого сознания, – подобно эфиру. 

6. Их сердце – река бессмертных волн. 

7. Их сердце – негибнущая и необусловленная основа. 

8. Их Гуру – реализованный (т.е. Само-осознавший) мудрец, свободный от сомнений. 

9. Та Божественная Сущность, которую они обожают и почитают, – это высшее блаженство Брахмана. 

10. Их жизнь свободна от семьи, детей, и прочих сансарических проблем. 

11. Их Знание бесконечно и неограниченно. 

12. (Они изучают и(ли) преподают) высшее Знание Шастр (т.е. Священных Писаний). 

13. (Они образуют) неформальную монашескую общину. 

14. Чему они посвящают свое время? Они обучают Брахма-видье группу достойных учеников. 

15. Их наставление-упадеша состоит в том, что не существует ничего, помимо Брахмана, а весь материальный мир – это иллюзия. 

16. Это посвящение (в истинное Знание) приносит радость и чистоту (cпособным ученикам). 

17. Они светят, словно двенадцать солнц. 

18. Различение-вивека (реального от нереального) – их защита. 

19. Цветок их сострадания – игра (т.е. их сострадание естественно). 

20. (Они носят) гирлянду счастья и блаженства. 

21. В пещере одного укромного места (т.е. сердца) – (находится) средоточие их счастья, свободного от обусловленностей хатха-йоги. 

22. (Они) поддерживают свою жизнь пищей, не приготовленной специально для них. 

23. Их поведение находится в согласии с реализацией Единства Само-Сущности (Атмана) и Брахмана (Хамса). 

24. Они своим поведением демонстрируют ученикам, что Брахман присутствует во всех существах. 

25. Истинное убеждение – это их залатанная одежда. Неприсоединение (непривязанность) – это их набедренная повязка. Размышление (над истинами Веданты) – это их (символический) посох. Видение (осознавание) Брахмана (как неотличного от Само-Сущности) – их йогическая одежда. (Их) сандалии – это избегание контакта с мирскими объектами и мирским богатством. Их действия (активность) – это лучший пример для подражания другим. Все их желание ограничивается только желанием направлять свою энергию кундалини в сушумну. Они – дживанмукты, так как они свободны от отрицания высшего Брахмана. Единство с Шивой – их сон. Истинное Знание (отвергая радость в авидье) или кхечари-мудра – их высшее счастье. 

26. (Счастье, блаженство) Брахмана свободно от (трех) свойств-гун (саттва, раджас и тамас). 

27. Брахман осознается посредством различения (между реальным и нереальным), и Он – вне досягаемости ума и речи (и прочих материальных чувств). 

28. Феноменальный мир непостоянен и ненадежен, поскольку он является произведенной, сотворенной вещью, и только один Брахман реален; это подобно миру, виденному во сне или иллюзорному слону в небе; и аналогично этому, совокупность вещей (типа человеческого тела и т.д.) воспринята сетью множества заблуждений, – и это ложно представляется (т.е. кажется) существующим, как змея в веревке (из-за несовершенного знания). 

29. Поклонение Богам (Вишну, Брахме, и сотне других) достигает высшей точки (кульминации) в Брахмане. 

30. Путь – стимул. 

31. Путь не пуст, он условен. 

32. Сила высшего Бога – поддержка на пути к Небесам. 

33. Йога, выполненная Истиной – монастырь. 

34. Небеса Богов не составляют их истинной природы. 

35. Первостепенный (прямой) источник Брахмана – Само-реализация. 

36. Аскет должен размышлять об отсутствии различия (абхеда), основанном на Гаятри, посредством аджапа-мантры. 

37. Обуздание ума – одежда, сшитая из заплат. 

38. C помощью йоги можно ощущать, осознавать природу вечного блаженства. 

39. Блаженство – милостыня, которой он наслаждается. 

40. Для йога пребывание даже на кладбище подобно развлечению в саду удовольствий. 

41. Уединенное место – монастырь. 

42. Состояние cовершенного покоя ума – практика Брахмавидьи. 

43. Он движется к состоянию унмани. 

44. Его чистое тело – безопорное местопребывание достоинства. 

45. Его деятельность/активность – блаженство волн бессмертия. 

46. Эфир сознания – великий установленный вывод (или: твердое мнение). 

47. Наставление об освобождающей мантре приводит к эффективности телесных усилий и ума ради обретения божественной умиротворенности, сдержанности, и т.д., и к реализации Единства (так называемых) высшей и низшей Само-Сущностей (т.е. Брахмана и дживатмана). 

48. Почитаемое Божество – вечное блаженство Адвайты. 

49. Соблюдение добровольных религиозных обетов – ограничение внутренних чувств. 

50. Отреченность/тьяга – это избавление от страха, заблуждения, горя и гнева. 

51. Отречение от результатов деятельности – это наслаждение Единством Брахмана и дживатмана. 

52. Несдержанность – это просто энергия, шакти. 

53. Когда реальность Брахмана сияет в дживатмане (т.е. в уме йогина), тогда полностью прекращается существование феноменального мира майи-шакти, которая окутывает чистое сознание (т.е. Шиву); таким образом сгорают/уничтожаются и каузальное, и тонкое, и грубое тела человека. 

54. Он/йогин осознает Брахман, как субстрат (опору) эфира. 

55. Блаженное четвертое состояние (Турийя) – это священная нить; пучок волос (на голове йогина) состоит из этого (т.е. из этих нитей). 

56. С точки зрения йогина, сотворенный мир (т.е. совокупность всех неподвижных предметов и прочих существ) состоит из сознания. 

57. Когда имеется искреннее желание (достичь Освобождения), то искоренить последствия кармы нетрудно; Сам Брахман сжигает дотла иллюзии (майя), я-мысли (асмита), и эго (ахамкара). 

58. Отреченный санньясин (паривраджака) больше не отождествляет себя с телом и умом. 

59. Медитация на истинной Сущности, которая вне трех атрибутов пракрити (гуны саттва, раджас и тамас), должна длиться непрерывно; все иллюзии и заблуждения должны быть уничтожены осознанием абсолютного Единства дживатмана и Брахмана. Также необходимо сжечь, уничтожить все страсти, привязанности (к мирскому), и т.д. Ткань набедренной повязки должна быть грубой и плотной (для того, чтобы жизненная энергия-прана поднималась вверх по сушумне у аскета-брахмачарина). Аскет должен быть по возможности нагой (т.е. иметь на себе минимум одежды). Неизреченная мантра (Ом в четвертом состоянии Турийя) осуществляется при воздержании от мирских дел (т.е. кармического воздействия). Поступая по собственному спонтанному волеизъявлению (поскольку он достиг стадии пребывания вне хорошего и плохого, т.е. вне всякой двойственности), он (йогин-аскет) осознает свою истинную, подлинную природу, которая есть Нирвана, свободная от всякого материального рабства. 

60. Его (т.е. санньясина) отреченная жизнь – это словно корабль, на котором должно пересечь океан сансары и достичь трансцендентного Брахмана; ради этого необходимо соблюдать строгую брахмачарью, нужно воздерживаться от всех материальных наслаждений, нужно культивировать пребывание в состоянии полной умиротворенности; на любой стадии жизни (будь то ученичество, грихастха-ашрама, и. т.д.) человек вправе принять санньясу и отречься от всего мирского, – если только он утвердился в высшей осознанности; и в конце концов он погружается в неделимый однородный Брахман, вечный, вне всяких заблуждений и сомнений. 

61. Эта Нирванопанишада (т.е. секретная Доктрина, ведущая к наивысшему блаженству) не должна передаваться никому, кроме ученика или сына. 

Так заканчивается Нирвана-упанишада Ригведы. 

Ом шанти шанти шанти.

Авадхута упанишада. Яджур-веда.

Группа упанишад – саньяса.

Ом! Пусть Он защищает нас обоих; пусть Он лелеет нас обоих;
Да будем мы энергично работать сообща,
Пусть наше изучение будет энергичным и эффективным;
Да не будем мы выступать друг против друга.
Ом! Пусть мир будет во мне!
Пусть мир будет в моём окружении!
Пусть мир будет в тех силах, которые действуют на меня!

1. И вот (атха ха) [мудрец] Санкрити пришёл к почтенному (бхагавану) авадхуте Даттатрее и спросил Его: “Почтенный (бхагаван), кто такой авадхута? Каковы его состояние и образ жизни (стхити)? Каковы его свойства (лакшма)? Каково его мирское существование (сансара-на)? Ему ответил почтенный (бхагаван) Даттатрея, чрезвычайно сострадательный (парама-каруника):

2. Авадхуту называют авадхутой, поскольку он бессмертный (акшара); наиболее желанный и превосходный (варенья); он отверг (дхута) мирские узы (сансара-бандхана); и он – то, что указывается в начале (“То [запредельное]”) (ади-лакшья) [высказывания] “То ты еси” (тат-твам-аси) и т.д.

3. Тот, кто непрестанно пребывает в своём высшем Я (Атме), после пересечения (вилангхйа) [барьера] каст и стадий [социальной жизни] и таким образом поднимаясь над варнами (кастами) и ашрамами (здесь – стадиями жизни) и пребывает в единении [с Богом] (йоги), тот считается (катхйа) авадхутой.

4. Радость и всё приятное (прия) – его голова (шира); наслаждение (мода) – его правое крыло (дакшина-пакшака); чрезвычайное наслаждение (пра-мода) – его левое крыло (уттара-пакша); и блаженство (ананда) – сама его природа (гошпада, букв. “след копыта коровы”); (так он принимает четырёхгранное состояние).

5. Бога-Брахмана (гопала, здесь букв. “Пастыря”) не следует уподоблять (садрища) ни голове (щирша), ни срединной части (мадхья), ни нижней (чапьядха), но [следует отождествлять] Брахмана с “хвостом” (пуччха) и исчезающим остатком (пратиштха), поскольку говорится, что Брахман – это “хвост” (пуччха) и необусловленный другим деятелем (а-карана) деятель (кара). Таким образом (критва) те, кто созерцают это четырёхгранное деление (чатуш-патха), достигают всевышней (парама) Цели пути (гати).

6. Ни ритуалами (на-кармана), ни потомством (на-праджая), ни богатством (дханена), но одной только (айка) отречённостью (тьяга) достигается бессмертие (амрита).

7. Его (авадхуты) мирское существование состоит в свободном странствовании (беспечном бродяжничестве :), в одеянии (самбара) или (ва) без него (дигамбара). Для них (т.е. авадхут) (теша) нет ничего праведного или неправедного (дхарма-адхарма); ничего непорочного и святого (медхйя) или несвятого (амедхйа). Через вкушение всего, что он желает (санграхана-ишта), [обладая правильным знанием, авадхута] совершает величайшее жертвоприношение (букв. ашвамедха, жертвоприношение коня) внутри себя, будучи жрецом (джаята). Это наиболее величественное и пышное празднество и жертвоприношение (маха-макха) и великая йога (маха-йога).

8. Вся связанная с этим (критснамет) деятельность (карма) свободна от всех пороков и недостатков (аччхидра). Он не (на) принимает на (вигайеттан) себя (сва) никаких великих обетов (махаврата); и он (са) не (на) пребывает в невежестве (мудха-валлипйате).

9. Подобно тому, как (ятха) солнце (рави) поглощает (прабху, “более могущественно”) все воды (сарва-раса), и всё (сарва) предаваемое огню (хутащана) воистину (хи) поглощается (бхакща) [огнём] (в то время как сам огонь не затрагивается этими вещами), так же (татхаива) [чистый] йог (йоги) наслаждается всеми объектами чувств (вишая-прабху), не (на) будучи вовсе (щуддха) запятнан (лип) добродетелью и пороком (пунйя-папа).

10. Подобно тому, как океан, в который впадают воды всех рек, сохраняет собственную природу, несмотря на наполняющие его [со всех сторон] воды, подобно этому только тот достигает умиротворённости (шанти), в кого все желания (кама) втекают подобным образом, а не тот, кто следует диктату страсти (кама-ками).

11. Нет ни обуздания-устранения (на-ниродха), ни устремления к движению вовне (на-чотпаттирна); нет ни связанности (баддха), ни устремлённости-завершаемости (на-садхака). Нет ни ищущего освобождения (мумукшу), ни – воистину (вай) – освобождённого (мукта); такова наивысшая Истина (парамартха).

12. В этом мире (айхика) и в следующем (амушми) Я совершал множество деяний ради достижения желаемого или обретения освобождения. Всё это теперь в прошлом (пура).

13. Это само по себе состояние удовлетворённости. Воистину, вспоминая эти же былые достижения (крита-критья), связанные с объектами, остаёшься таким образом всегда удовлетворённым. Несчастные (духкхин) глупцы (аджня), жаждущие сыновей и исполнения прочих желаний снова и снова, остаются вечно (нитьяща) ненасытными (трипьяти) и страдающими.

14. Поэтому к чему страдать Мне, наполненному запредельным блаженством (парам-ананда-пурна)? Пусть те, кто стремятся попасть в другие миры (пара-лока), исполняют снова и снова [преходящие и крайне незначительные] ритуалы (карма-ани).

15. Что должен Я, обладающий природой всех миров (сарва-лока-атмака), исполнять? Для чего и как? Пусть сведущие толкуют шастры (священные писания) или преподают веды.

16. У Меня нет подобной квалификации, и потому Я свободен от деятельности. У Меня нет желания спать (нидра) или просить подаяние (бхикша), купаться (снана) или мыться (щауча). Равно как Я и не делаю этого (на-кароми-ча).

17. Если зеваки представляют себе это так, то пусть так и будет. Какое значение имеют для Меня представления других? Гроздь тёмно-красных ягод (Abrus precatorius) не обожжёт, даже если другие считают, что эти ягоды пышут жаром. Подобным образом Я не принимаю участия в мирских обязанностях, соотносимых [со Мной] другими.

18. Пусть не ведающие реальности изучают священные писания; ведая [реальность], почему Я должен учиться? Пусть имеющие сомнения (випарьяста, “меняясь снова и снова”, “наложение одного на другое”) постоянно медитируют (нидидхйасе). Поскольку у Меня нет сомнений, Я не медитирую (дхйана).

19. Если бы Я пребывал в иллюзии, Я бы медитировал; не имея иллюзий, зачем [Мне] медитировать? Я [никогда] не (на) принимаю (випарьясам) тело (дэха) за высшее Я (атма).

20. Обычное представление “я – человек” (ахам манушья) возможно даже без этого смятения (омрачения) ума, ибо это происходит из-за впечатлений, накопленных в течение долгого времени.

21. Когда приведённые в движение (вйавахара) плоды действий (прарабдха-карма) истощатся (кшина), обычное представление (о “я” и этом мире) также сойдёт на нет (ниварта-те). Это (мирское представление) не прекратится даже в результате множества (сахасрата, “тысячекратных”) медитаций (дхйана), если такие действия (т.е. прарабдха-карма) ещё не истощились (карма-кшая).

22. Если вы стремитесь предельно ограничить (вирала) мирские взаимоотношения (вйавахрита), то медитация для вас. Но поскольку мирские взаимоотношения не служат Мне помехой (источником раздражения, бадха), зачем (кута) Мне медитировать (дхйаямйахан-кута – “при чём здесь медитация?”)?

23. Ничто не (насти) отвлекает (викшепа) Меня, и поэтому (ясманме) Я (мама) не (на) нуждаюсь в сосредоточении (самадхи, сбалансированное и невозмутимое состояние ума и разума-буддхи). Отвлечение внимания (викшепа) или сосредоточение (самадхи) относятся к уму (манас), подверженному видоизменениям (сйад-викарина).

24. Разве может быть здесь (атра) отдельное (притхак, одиночное, следующее одно за другим) переживание (анубхава) для Меня, обладающего природой (рупа-сья) вечного (нитья) переживания-постижения (анубхава)? Что должно быть сделано, то и делается (критам-критьям), что должно быть обретено (прапания), то и обретается (прапта-м-итьева) извечно (нитьяшах).

25. Пусть мои деяния (вйавахара), будь они мирские (лаукика), или же (ва) связанные со священными писаниями (щастрия), или же (ва) иного рода (ванйатхапи, отшельнические?), идут своим чередом, в то время как Я не являюсь ни действующей силой [этого деяния], ни тем, на кого [оно] воздействует.

26. И хотя (атхава) Я достиг того, что должно быть достигнуто, всё же Я буду придерживаться стези (марга), указываемой священными писаниями (шастрами) ради (камйая) блага мира (лока-ануграха). Разве это причинит Мне (ахам мама) какой-либо вред (кшати)?

27. Пусть тело будет занято поклонением богам (дэва-арчана), купанием (снана), омовением (шауча), сбором подаяния (бхикша) и т.д. Пусть речь (вак) снова и снова произносит тара-мантру (заклинание-оберег, тара-джапа) или повторяет отрывки из упанишад.

28. Пусть это будет непоколебимая (дхирья) медитация (дхйаяту) на Вишну, или же (ва) растворение (вили) в блаженстве (ананда) Брахмана. Я – свидетель (сакшьяха). Я ничего не совершаю и не заставляю что-либо свершаться (на-курве-напи-карае).

29. Будучи удовлетворённым (трипта) выполненными деяниями (крита-критьятая) и достигнутыми свершениями (прапта-прапьятая), [я] постоянно (пунах) воспринимаю себя (манйа) следующим образом с моим (сва) удовлетворённым (трипья) умом (манас):

30. Благословенен Я (дханйо-ахам), благословенен Я. Непосредственно и всегда Я переживаю моё высшее Я (сва-атма). Благословенен Я, благословенен Я. Блаженство Брахмана ярко сияет (вибхати) во Мне.

31. Благословенен Я, благословенен Я. Я не замечаю (на-викша) страдания (духкха) существования (самсарика). Благословенен Я, благословенен Я. Моё невежество (свасья-аджняна) убежало (палайита) прочь (квапи).

32. Благословенен Я, благословенен Я; Мне не (на) ведомо (видьяте) ничего (кинчит), что Я должен был бы выполнить (картавйа). Благословенен Я, благословенен Я. Всё (сарва), что должно было быть обретено (праптавйа), ныне обретено (сам-панна, “пришло”).

33. Благословенен Я, благословенен Я. Разве можно сравнить Мою удовлетворённость (трипта) с чем-либо в этом мире! Благословенен Я, благословенен Я; благословенен, благословенен, снова и снова (пунах), снова и снова (пунар) благословенен.

34. О (ахо) [накопленные] добродетели (пунйам)! О [накопленные] добродетели! [Вы] принесли плоды (пхалита)! [Вы] принесли плоды! Воистину (дридха) [принесли]! Благодаря богатству добродетели (пунйасйа) мы такие, какие мы есть (ваямахо-ваям).

35. О [дивное] знание (джняна), о [дивное] знание! О [дивное] счастье (сукха), о [дивное] счастье! О [дивные] священные писания (шастра), о [дивные] священные писания! О [дивные] учителя (гуру), о [дивные] учителя!

36. Тот, кто постигает это, при этом также достигает всего, чтобы должно быть достигнуто. Он становится (бхавати) очищенным (пута) от греха употребления алкоголя (сура-пана). Он становится очищенным от греха кражи (стея) золота (сварна). Он становится очищенным от греха убийства (хатйа) брамина. Он становится очищенным и свободным от действий, предписанных или запрещённых (критйа-акритйа). Зная это (видитва), пусть он странствует (ачара-пара) согласно его свободной воле (свеччха). Ом, Истина (Ом сатьям). Такова упанишада.

Ом! Пусть Он защищает нас обоих; пусть Он лелеет нас обоих;
Да будем мы энергично работать сообща,
Пусть наше изучение будет энергичным и эффективным;
Да не будем мы выступать друг против друга.
Ом! Пусть мир будет во мне!
Пусть мир будет в моём окружении!
Пусть мир будет в тех силах, которые действуют на меня!

Так заканчивается (самапта) Авадхута-упанишада Яджур-веды.

Катха — Рудра упанишада. Яджур-веда.

Группа упанишад – саньяса.

Ом! Да защитит Он нас обоих; да прокормит Он нас обоих;
Да сможем мы (оба) плодотворно работать
Да будут наши занятия успешными!
Да не поссоримся мы!
Ом! Да будет Покой во мне!
Да будет Покой в ближних моих!
Да будет Покой в силах, воздействующих на меня!
(Ом шанти шанти шантихи)

1. Говорят, (полу)боги попросили досточтимого (Брахму): “Досточтимый Господин, надели наc духовным знанием”. Он, создатель (Праджапати), ответил:

2. После удаления волос, в том числе последней пряди волос, и удаления священной нити, глядя на своего сына (должно произнести следующее): “Ты есть писание, ты – жертвоприношение, ты – Вашаткара, ты – слог Ом, ты – Сваха, ты – Свадха, ты – деятель и ты – создатель”. Затем сыну следует сказать: “Я – писание, я – жертвоприношение, я – Вашаткара, я – слог Ом, я – Сваха, я – Свадха, я – деятель и я – создатель, я – божественный архитектор (Тваштир), я – опора”. Эти слова (следует произнести). Прощаясь (с сыном), не следует проливать слезы. Если пролить слезы, линия потомства будет прервана. Следует отбывать, обходя по часовой стрелке (свое село) и не глядя ни на что. После всего этого человек годится для мира Брахмана.

3. После обучения Ведам в качестве неженатого ученика и исполнения обязанностей, предписанных в писаниях, женившись, породив сыновей и обеспечив их средствами к жизни, выполнив жертвоприношения в соответствии с достатком, тому, кому разрешили старшие и родственники, следует взяться за отречение (от мира). Придя в лес, ему следует в течение двенадцати ночей проводить жертвоприношение Агнихотра, выливая молочную жертву в огонь; в течение двенадцати ночей ему следует питаться (только)молоком. Под конец двенадцати ночей деревянные орудия, которые более не нужны, следует предложить огню (с Мантрой): “Это – жертва вареного риса огню Ваишванара, Праджапати, (это –) жертва Вишну и Агни трех черепков”. Глиняные горшки следует предать водам; металлические же следует отдать учителю с Мантрой: “Да не бросишь меня, расставаясь со мной, да не брошу тебя, расставаясь с тобой”. Следует простереться перед тремя огнями: домашним огнем, южным огнем и огнем, которому предлагались жертвы. Некоторые говорят, что следует съесть пригоршню праха, взятую с места, где стоят палочки возжигания. После удаления волос следует покончить со священной нитью, предав ее водам с Мантрой “Бхух Сваха”. Затем, ему следует прибегнуть к истощению, или утоплению в воде, или вхождению в огонь, или отправиться на поле битвы; или путешествовать (куда глаза глядят), пока не упадет и не умрет, или начать затвор для пожилых аскетов. Следует употреблять в пищу молоко (по вечерам), которое станет и вечерним подношением. То (молоко, которое он пьет) по утрам – его утреннее (подношение); в день новолуния – жертва дня новолуния; в день полнолуния – жертва дня полнолуния. Подстригание по весне волос, бороды, ногтей и т.д. составляет его жертву Агништомa.

4. После отречения ему не следует возобновлять обряды, связанные с огнем. Ему следует декламировать духовную Мантру: “Я войду в то, что приближается (знание Брахмана), ибо я стал Смертью”, и так далее. Сказав “Прощайте” всем существам и медитируя на Самость и ни на что иное, подняв руки, следует оставить (обычную) жизнь; следует обходиться без (постоянного) жилища. Следует жить на подаяние и не брать (даров). Не следует носить даже скудную (одежду), за исключением сезона дождей (для сохранения тела). Вот строфы (для обоснования этого):

5-6. Горшок для воды, черпак, веревка (чтобы нести пожитки), посох, обувь, накидка от холода, набедренная повязка, одеяние (чтобы покрыть тело), кольцо травы Куша, банное полотенце, а также верхняя ткань, священная нить и писания – от всего этого аскету следует отречься.

7. Следует купаться и мыться в очищенной воде и пить ее же. Спать следует на песчаном берегу реки или в храме.

8. Не следует принуждать тело выдерживать крайности удобств или лишений. Не следует ни радоваться при похвалах, ни ругаться при осуждении.

9-11. Тому, кто носит посох (аскету) следует быть безупречно твердым в безбрачии. Взгляды, прикосновение, игры, разговоры, ведение в тайных бесед, воображение, помыслы или физическое наслаждение (с женщинами) – все это ученые называют восьмеричным сожительством. Брахмачарья [безбрачие] есть противоположность всему этому. Тем, кто ищут Освобождения, следует соблюдать его.

11-12. Лучезарный свет, освещающий мир, сияет всегда. Он – действительный очевидец мира, всеобщая Самость, чистая по форме, опора всех существ, чья природа – чистое сознание.

13. Не действием, не (рождением) детей, не чем-либо еще, а только зная Брахман, человек достигает Брахмана.

14-15. Тот Брахман, что без второго, и который – Истина, Знание и Блаженство, есть цель (настоящего) познания. Лучшие из дваждырожденных, знающих Брахман, находящиеся в пещере, называющейся наивысшими небесами, в течение своих сменяющихся существований известных как “Иллюзия”, “Невежество” и т.д., мгновенно добиваются всего желаемого.

16. Тот, кто реализует свою собственную Самость, которая есть очевидец энергии под названием “Невежество” или “Иллюзия”, сознающий “Я – только Брахман”, становится Самим Брахманом.

17. Из этой Самости, которой владеют энергии (т.е. Майя) и единой с Брахманом, появился непроявленный эфир (Акаша), подобно змее из веревки.

18. Затем из эфира возникло непроявленное прикосновение, под названием “Ветер” (Вайю). Затем из ветра появился огонь; из огня – вода; а из воды – земля.

19. Затем, после смешения и разделения всех тонких (элементов) на пять, благожелательный Господь создал из них космическое яйцо.

20. Это космическое яйцо содержало богов, демонов, Якшей, Киннар, людей, животных, птиц и т.д., в соответствии с (результатами) их действий.

21. Тела существ, состоящие из костей, сохожилий и т.д. есть самость пищи для всепроникающей Самости.

22. Затем, далее внутри – самость Праны [жизненной энергии], разделенной (на пять). Далее внутри – самость ума, отличная (от других).

23. Затем, далее внутри – самость знания. Далее внутри – особая самость блаженства.

24. По своей природе, та (самость) пищи наполнена (самостью) жизненной энергии; аналогично, (самость) жизненной энергии (наполнена) (самостью) ума.

25. Самость ума наполнена самостью знания. Всегда блаженная самость знания наполнена блаженством.

26. Аналогично, самость блаженства наполнена Брахманом, очевидцем, лежащим в самой глубине всего. Брахман не (наполнен) чем-либо еще.

27-28. Реализацией этого Брахмана, называемого Опорой (Обратной стороной “Пуччха”), который обладает природой истины, знания и недвойственности, сущности, радости и вечности, напрямую, живущий в теле становится везде счастливым. Откуда же еще может быть счастье?

28-29. Если бы это высшее блаженство, которое есть сама Самость всех существ, не существовало, какой человек был бы жив? Кто бы тогда смог совершать действия?

29-30. Поэтому это – та Сущность, которая, сияя на все сознание, всегда делает самость индивидуума радостной, в противном же случае – полной скорби.

30-32. Только при реализации великим аскетом своего полного единства без отличий с этой, которая описывается как невидимая и т.д., он добивается полного бесстрашия. Это – окончательное Благо, высшее Бессмертие, абсолютное Существование, трансцендентальный Брахман, вне трех видов (времени).

32-33. Если индивидуум изведает даже небольшое различие в этой (идентичности), у него, без сомнения, будет страх.

33-34. Из-за этой оболочки блаженства, все, от (Бога) Вишну до гусеницы, испытывают счастье, хотя и в различной степени.

34-35. Потому, что Он, Кого воспевают писания, не заинтересован в достижении какого-либо положения и блажен, Его природа – само блаженство, сияющее само собой.

35-36. Как известно, речь зависит от опор (таких, как Джати, Дравья, Крия, Гуна). Из-за отсутствия таких опор, речь неприменима (к Брахману). Потому что как может действовать речь по отношению к абсолютному блаженству, лишенному какой-либо опоры?

37-38. Этот тонкий ум, делающий все вещи своими объектами, отступает от Этого, от Которого отступают также (чувства): слух, прикосновение, взгляд и т.д., а также органы действия; они не способны постичь Высшее.

38-39. Реализовав этот Брахман, который есть Блаженство, единство истины и сознательности, без второго, лишен свойств, как свою Самость, не страшатся ничего.

39-40. Тот, кто знает это благодаря учению своего Гуру, кто становится мастером Самости, никогда не подвергается влиянию реакций хороших или дурных действий.

40-41. Весь мир, который казался прежде причиняющим или испытывающим страдания, сияет сейчас как собственная Самость благодаря знанию, являющемуся результатом Ведантического учения.

41-42. Чистый (Брахман), Бог, индивидуальная самость, субъект познания, средство познания, объект познания и результат – так для эмпирических целей производится семеричное различение. 

43-44. (Сознательность), лишенная состояния Майи [иллюзии], называется “Чистым” (Брахманом). (Она же) под влиянием космическокого невежества есть Бог. (Она же) под влиянием индивидуального невежества (Авидьи) есть индивидуальная самость. Приложенная к внутреннему органу, она называется субъектом познания. Приложенная к изменениям внутреннего органа, она называется средством познания.

45-46. Непознанная сознательность называется объектом; и сознательность, которая известна, называется результатом. Умному человеку следует медитировать на свою Самость, как лишенную всего обуславливающего.

46. Тот, кто знает это, действительно становится самим Брахманом.

47. Сейчас я говорю об истинной сущности всего учения Веданты: оставляя себя, приходя в себя, остаются все же самими собой. Такова Упанишада.


Ом! Да защитит Он нас обоих; да прокормит Он нас обоих;
Да сможем мы (оба) плодотворно работать
Да будут наши занятия успешными!
Да не поссоримся мы!
Ом! Да будет Покой во мне!
Да будет Покой в ближних моих!
Да будет Покой в силах, воздействующих на меня!
(Ом шанти шанти шантихи)

Так заканчивается Катхарудра-упанишада Яджурведы.

Брахма упанишада. Яджур-веда.

Группа упанишад – саньяса.

Ом! Да защитит Он нас обоих; да напитает Он нас обоих;
Да сможем мы (оба) плодотворно работать
Да будут наши занятия успешными!
Да не будем мы во вражде!
Ом! Да будет Покой во мне!
Да будет Покой в ближних моих!
Да будет Покой в силах, воздействующих на меня!

1. Ом! Шаунака, знаменитый домохозяин, спросил однажды Бхагавана Пиппаладу из семейства Ангира: Как создают в этом теле божественный город Брахмана? Чью славу он собой представляет? Кто он, который стал всей этой славой?

2. Ему (Шаунаке) он (Пиппалада) передал высшую Мудрость Брахмана: Прана (Жизнь) есть Атман. Он составляет славу Атмана, жизни богов. Он представляет собой и жизнь и смерть богов. Тот Брахман, который сияет в божественном Брахмапуре (или теле) как безупречный, лишенный проявленных следствий, лучезарный, вездесущий, Он (тот, кто) управляет (Дживой), подобно пауку, правящему пчелиной маткой. Как паук с помощью одной нити распространяет и убирает паутину, так и Прана, (которая) уходит, забирая с собой свое создание. Прана относится к Нади или тонким нервным струнам как их Девата или живущее в них божество. Во сне без сновидений человек следует через это состояние к своему собственному Жилищу – подобно соколу и небу – подобно тому, как сокол летит (к своему гнезду) в небе. Этот Девадатта (во сне без сновидений) не убегает прочь даже при палочных ударах, даже тогда он не привязывается к хорошим или дурным последствиям деятельности, определенной (его) судьбой; как ребенок получает удовольствие (самопроизвольно) без повода или желания результата, так и Девадатта (субъект сна без сновидений) наслаждается счастьем в этом состоянии. Он знает, как быть Высшим Светом. Желая Света, он наслаждается Светом. Тем же путем он возвращается в состояние сна, подобно улитке: как улитка переносит себя в последующую точку, останавливаясь (вначале) на предыдущей. И то состояние, которое он не оставляет ради последующего, называется состоянием пробуждения. (Он носит все эти состояния в себе), как (Ведическое) божество держит одновременно восемь жертвенных чаш. Он есть источник Вед и богов. В этом состоянии пробуждения сияющая сущность (т.е. Самость человека) познает добро и зло, как предопределено. Эта сущность или Самость полностью выражена (в мирских формах), она есть внутренняя правительница в вещах и существах, она – птица, рак, лотос, она – Пуруша, Прана, разрушитель, причина и следствие, Брахман и Атман, она есть Девата, познающий все вещи. Тот, кто знает это, достигнет трансцендентального Брахмана, который является основной опорой и субъективным началом.

3. Сейчас этот Пуруша имеет четыре средоточия – пуп, сердце, горло и голову. В них сияет четырех-аспектный Брахман: в состоянии пробуждения, сна, сна без сновидений, и четвертого или трансцендентального. В состоянии пробуждения Он – Брахма; в состоянии сна Он – Вишну; во сне без сновидений Он – Рудра; и в четвертом состоянии – Высший Нерушимый; и Он опять же – Солнце, Вишну, Ишвара, Он – Пуруша, Он – Прана, Он – Джива или одушевленная сущность, Он – Огонь, Ишвара и Блистающий; во всем этом сияет трансцендентальный Брахман! В Самом Себе у Него нет ума, ушей, рук или ног, нет даже света. Там нет существующих или несуществующих миров, нет Вед или существующих или несуществующих богов или жертвоприношений, нет существующих или несуществующих матери, отца или снохи, существующих или несуществующих сына Чандалы (собакоеда) или Пулкаши, существующих или несуществующих нищих, также нет созданий или аскетов; таким образом только Наивысший Брахман сияет там. В тайнике сердца пребывает Акаша (пространство) сознания со многими открытиями, цель знания, сердечное пространство, в котором вся эта (внешняя вселенная) развивается и вращается, в котором все это появляется и исчезает. (Кто знает это), полностью знает все мироздание. Там не имеют власти ни боги, ни Риши, ни Питы, ибо полностью пробужденный познает Истину в полном объеме.

4. В сердце живут боги, в сердце установлены Праны, в сердце существует верховная Прана и Свет как имманентная Причина из трех составных частей, а также начало Махат.

5. Оно существует в пределах сердца, то есть в сознании. “Надень священную нить, обладающую высшей святостью, которая появилась давным-давно с самим Праджапати (первым созданным существом), воплощающую долголетие, святость и чистоту, и да будут с тобой сила и могущество!”.

6. Просветленному следует отказаться от этой внешней нити вместе со священным пучком волос на голове; всепроникающий Верховный Брахман есть его нить, и ему следует носить Его как нить.

7. Сутра (или нить) называется так потому, что ее продевают и начинают (процесс становления). Эта Сутра составляет поистине высшее состояние. Тот, кому эта Сутра известна, есть Випра (мудрец) и он вышел за пределы Вед.

8. Ей пронизана вся эта (вселенная), подобно жемчужинам на нити. Йогину, владеющему всеми Йогами и зрящему Истину, следует носить эту нить.

9. Утвержденному в состоянии наивысшей Йоги мудрецу следует отложить внешнюю нить. Тому, кто действительно осознает себя, следует надевать нить понимания Брахмана.

10. Ношением этой Сутры или нити он никогда не сможет стать оскверненным или нечистым, тот, кто имеет эту нить в себе – тот с этой священной нитью знания.

11. Они среди людей (действительно) знают Сутры, они (действительно) носят священную нить (в себе), те, кто посвящают себя Джняне (наивысшему знанию), для кого эта Джняна – вместо священного пучка волос или священной нити.

12. Для них Джняна – величайшее средство очищения. Те, для кого эта Джняна – вместо пучка волос, неотличны от нее, как огонь от своего пламени. О таком мудреце говорят, что он – (действительно) Шикхи (носящий пучок волос), в то время как другие просто растят волосы (на голове).

13. Но принадлежащие к трем кастам (Брахманов, Кшатриев и Ваишьев), исполняющие Ведические обязанности, обязаны надевать эту (т.е. обычную) священную нить, так как эта нить – непременная часть их обязанностей.

14. Те, для кого эта Джняна – вместо пучка волос и вместо священной нити, имеют у себя все нужное для положения Брахманa – так говорят знатоки Вед!

15. Эта священная нить (Яджна, т.е. всепроникающая Действительность) – (само) очищение и конец всех (Ведических обязанностей); носящий эту нить – мудрец, сама Яджна и знающий Яджну.

16. Один Господь (самосветящийся) скрыто пребывает во всех существах, управляет и наблюдает за всеми действиями (хорошими или дурными), живет во всех созданиях, Он – всепроникающий и Самость всех существ, Свидетель (т.е. ни исполнитель действий и ни наслаждающийся), Верховный Разум, без второго, не имеющий свойств.

17. Одна Разумная (деятельная) Сущность среди многих бездеятельных, Тот, Который производит многое из единого – у мудрецов, обнаруживших этого Самого, вечный покой, а не у других.

18. Сделав себя Арани, а Пранаву – верхним Арани и практику медитации – трением их друг о друга, увидьте Господа в Его скрытой реальности.

19. Как масло в семени сезама, масло в молоке, вода в текущих волнах и огонь в древесине, так и Атман может быть обнаружен в самости теми, кто ищет Его посредством суровой практики и поиска истины.

20. Как паук плетет паутину и сворачивает ее, так Джива входит в и выходит из состояний бодрствования и сна.

21. Сердце (т.е. внутренняя камера сердца) походит на чашечку лотоса, повернутую вниз и полную пустот. Знайте это, чтобы быть великими вместилищами всей вселенной.

22. Средоточие состояния бодрствования – в глазах; состояние сна следует отнести к горлу; состояние сна без сновидений – к сердцу; а трансцендентального состояния – на макушку головы.

23. Благодаря тому, что индивидуум удерживает свою самость с помощью Праджны или духовного понимания в Высшей Самости, у нас есть то, что называется Сандхья и Дхьяна; кроме обряда поклонения Сандхья.

24. В медитации Сандхья нет предложения воды и даже напряжений тела или речи; эта медитация – объединяющее начало для всех созданий, она – настоящая Сандхья для Экаданди (с одинарным посохом).

26. При достижении Ее ум и речь отступают назад, Она есть трансцендентальное Блаженство этой воплощенной сущности, познав которое мудрец освобождается (от всех зависимостей).

26. (И это Блаженство есть поистине) та Самость, что пронизывает собой всю вселенную, подобно маслу, распространенному в молоке.

Это Брахмопанишад, или высшая мудрость Брахмана, в виде единства всеобщего Атмана, основанная на духовной дисциплине (Тапасе), которая есть Видья или наука об Атмане.

Ом! Да защитит Он нас обоих; да напитает Он нас обоих;
Да сможем мы (оба) плодотворно работать
Да будут наши занятия успешными!
Да не будем мы во вражде!
Ом! Да будет Покой во мне!
Да будет Покой в ближних моих!
Да будет Покой в силах, воздействующих на меня!

Так заканчивается Брахма-упанишада Яджурведы.

Джабала упанишада. Яджур-веда.

Группа упанишад – саньяса.

Введение.

Описание глав Джабала упанишады.

Главы: 1;  2;  3;  4;  5;  6. 

Введение.

[ Представители школы Джабалы являются ветвью Яджурведы в Чаранавьюхе (Ind. Stud. III, 262). В комментарии к Брахмасутре Шанкара цитирует 13 отрывков из "Джабаланам" или "Джабаланам шрутих", из которых девять присутствуют в данном тексте упанишады (System des Vedanta, p. 33), и уже даже Бадараяна (в Брахмасутре 1.2.32), по-видимому, обращается к одному из них. Далее, начало шестой главы данного текста упанишады было процитировано Саяной (в Тайттирия-араньякаме 2.11) как текст Джабала-сакха-адхьяйинах. Из всего этого можно сделать вывод, что щакха (ветвь) представителей школы Джабалы существовала на самом деле, и данный текст является только частью их учения (поскольку в ней нет всех тех мест, на которые ссылаются вышеупомянутые цитаты Шанкары), которое, если судить по его подходу в целом, несомненно кажется основывающимся на том же самом фундаменте, что и другие упанишады из группы саньясы, и, так или иначе не сильно отличаясь от них по своей датировке, данная упанишада может быть соотнесена с похожими отрывками из Брихадараньяка упанишады.

Согласно аналогичной истории, приведённой в Брихадараньяка упанишаде 3-4, здесь также приводятся ответы Яджнявалкьи, который в первых пяти главах отвечает на вопросы, которые были заданы ему Брихаспати, Атри, учениками-браминами, Джанакой и снова Атри.

Описание глав Джабала упанишады:

1. Об авимуктаме как жертвенном месте богов и местопребывании Брахмана всех существ. Авимуктам – "то, которое никогда не покидается [Шивой]" – является районом в Варанаси (также известном как Бенарес и Каши) и, в более широком смысле, самим Варанаси. Милостью Шивы освобождение даруется тому, кто умирает там (см. последнее примечание к Прана-агнихотра упанишаде). Но паривраджака (странствующий монах) переносит этот авимуктам на себя, указывая на него как на точку между бровями и носом (так же, как он указал на жертвенные огни и жертвенную нить в самом себе). Это аллегорическое объяснение авимуктешварама, действительно, приводится позже – только в следующей секции, но оно уже предполагается здесь, потому что оно полностью понятно только посвящённому.

2. Около Варанаси две мелкие речки впадают в Ганг: на верхней стороне города – Аси, русло которой зачастую пересохшее, в нижней части города – Варана, сходным образом очень мелководная; город Варанаси, как предполагается, получил своё название от имён этих двух речек. Это место между Варана и Аси, которым правит всевышний Атман, всегда переносится паривраджакой на себя в то место, где обе брови встречаются у основания носа, подобно тому, как два водных потока встречаются около Варанаси. Название города обманчиво истолковывается как составленное из слов варана и наси, чтобы получилась игра слов с использованием вараяти и нащаяти.

3. Яджнявалкья рекомендует Щатарудриям (Ваджасанейи самхита XVI) в качестве средства достижения бессмертия ученикам-браминам, которые задали ему вопрос, ибо сотня Рудр, встречающихся там, представляют собой многочисленные эпитеты Бессмертного (то есть Атмана).

4. Джанака спрашивает Яджнявалкью (по-видимому, в связи с Брихадараньяка упанишадой 4.4.22) относительно отправной точки саньясы (4-ой ступени в жизни) – того момента в жизни, когда саньясин принимает свой обет саньясы (отречённости), которая описана здесь практически так же, как и в других упанишадах из группы саньясы. Подобно жертвоприношению Вайшванаре в Кантхашрути 1, здесь для вступающего на путь саньясы предписывается жертвоприношение Агни, поскольку он олицетворяет прану, и жертвоприношение трём гунам из доктрины санкхьи. Вдыхание огня по-видимому означает, что таким образом огонь символически входит в тело саньясина.

5. В ответе на вопрос Атри говорится, что питание и облачение праной в том смысле, как это описывается в Чхандогья упанишаде 5.19 и 5.2, рекомендуется паривраджаке в качестве его единственной обязанности. В конце слова "еша пантхах" и т.д. повторены из Брихадараньяка упанишады 4.4.9 и относятся к саньясину.

6. Завершающая секция изображает – ссылаясь на ряд перечисленных великих примеров – отправную точку, образ жизни и местопребывание саньясина; вся эта секция воспроизводится сходным образом в конце Бхикшука упанишады и частично также в конце Ашрама упанишады.]

 

1.

Ом!

Брихаспати спросил Яджнявалкью: "[Скажи мне, что] может сравниться с самой Курукшетрой как жертвенное место богов и как местопребывание Брахмана всех существ?» – Он ответил: «Воистину, авимуктам – [истинная] Курукшетра, жертвенное место богов и местопребывание Брахмана всех существ.

Поэтому, где бы он ни странствовал, он [паривраджака – странствующий монах, который более не ограничивает себя какими-либо святыми местами], должен думать: здесь, воистину, [истинная] Курукшетра, жертвенное место богов, местопребывание Брахмана всех существ. Ибо здесь, когда жизненные дыхания выходят из человека, Рудра наделяет спасительной формулой, посредством которой существо достигает (букв. «разделяет») бессмертия, достигает освобождения. Поэтому следует почитать авимуктам, нельзя оставлять авимуктам [который не покидаем]!" – "Это так, о Яджнявалкья."

2.

Тогда Атри спросил Яджнявалкью: "Как я могу познать этот бесконечный, непроявленный Атман?" – И Яджнявалкья ответил: "В авимуктаме следует почитать его! Этот бесконечный, непроявленный Атман следует искать в авимуктаме". – "Но где этот авимуктам – то место, которое следует найти?" – "Его следует искать между варана и наси." – "Но что же такое варана и что такое наси?" – "Варана называется так потому, что она отражает (вараяти) ошибки, совершённые органами тела; в то время как наси называется так потому, что она уничтожает грехи (нащаяти), совершённые органами тела". – "Но где же местонахождение этого авимуктама?" – "Это то место, где встречаются брови и нос. Ибо оно – место соединения мира небес и наивысшего мира [Брахмана]. По этой причине познавшие Брахмана почитают это связующее место как время соединения (сумерки). Ибо в авимуктаме, так они знают, следует почитать Его [Атман]. Знающий об этом утверждает о своём знании как об авимуктаме (незабываемом)".

3.

Тогда ученики-брамины спросили его: "Повторением какой [молитвы] достигается бессмертие? Скажи нам это!" – Яджнявалкья ответил: "Щатарудриям (Шатарудрия), ибо они – имена Бессмертия, и посредством них становишься бессмертным". – "Это так, о Яджнявалкья!"

4.

Тогда Джанака, царь Видехи, подошёл к Яджнявалкье и сказал: "Объясни мне, о досточтимый, что такое отречённость (саньяса)!" И Яджнявалкья сказал: "Если кто-то завершил свою стадию ученичества (брахмачарьи), то он может стать домохозяином (грихастхой); после того, как он был домохозяином, он может стать лесным отшельником (ванапрастхой); после того, как он был лесным отшельником, он может стать странствующим монахом, посещающим места паломничества [как паривраджака, бхикшу или саньясин]. Или же он может сразу стать странствующим монахом после стадии ученичества, или после стадии домохозяина, или после стадии лесного отшельника. И даже независимо от того, соблюдал ли он обет или же нет, совершил ли он заключительное омовение или же нет, выработал он свою карму домохозяина (букв. «истощил огни домохозяина») или же он [уже] без огня, – начиная с того дня, в который он отрёкся *, он должен странствовать как паломник. Здесь некоторые совершают жертвоприношение Праджапати *; не следует делать этого – следует предлагать жертву одному только Агни, ибо Агни – это прана; и, в связи с этим, оно совершается пране. Затем следует совершить жертвоприношение трайдхатавия; таким образом поклоняются трём дхату (изначальным элементам), а именно – саттве, раджасу и тамасу.

Это то место, которое является по праву вашим,
В котором, как только вы родились, вы засияли во всём великолепии;
Зная это, Агни, вознеси его
И приумножь наши сокровища!

С этой формулой* он должен вдыхать огонь. Воистину, прана – это местопребывание (место возникновения, йони) огня, и, по этой причине, он говорит: "Иди к пране, сваха!"

Или [священник] может также принести огонь из деревни и дать этот огонь ему [саньясину], чтобы тот вдыхал его, как это было описано. Если он не может получить огонь, ему следует делать подношение в форме воды, ибо вода олицетворяет собой всю божественность. И после совершения жертвоприношения со словами «Ом, я предлагаю это всем богам, сваха» он должен отпить её и съесть эту благотворную жертвенную пищу вместе с очищенным маслом (гхи). Таким образом он узнает, что освобождающая формула [Ом] – это все три Веды; ибо это – Брахман, которому следует поклоняться. Это так, о досточтимый".

Так говорил Яджнявалкья.

5.

Тогда Атри спросил Яджнявалкью: "Я спрашиваю тебя, Яджнявалкья, как брамин может быть без священной нити?" – И Яджнявалкья ответил: "Сам Атман – его священная нить; то, что он вкушает, и то, чем он запивает еду, является жертвенным предписанием паривраджаков, выбирает ли в остальном он смерть героя или постится, или идёт в воду, или идёт в огонь, или отправляется в великое путешествие [в противном случае].

Таким образом странствующий монах – с бесцветными одеяниями, с бритой головой, без имущества, чистый, свободный от лжи, живущий на подаяние – становится достойным достичь состояния Брахмана.

Если он слишком болен [чтобы вести такой образ жизни], то он может практиковать отречённость только мысленно и в словах.

Таков путь, раскрытый Брахманом; отречённый идёт по нему, познавший Брахмана *.

Таков его путь, о досточтимый." Так говорил Яджнявалкья.

6.

Подобным образом жили люди, которых называли парамахамсами – Самвартака, Аруни, Шветакету, Дурвасас, Рибху, Нидагха, Джадабхарата, Даттатрея, Райватака и другие, которые не имели видимых отличительных знаков, мотивы их поведения были неведомы окружающим; они вели себя подобно безумцам, но при этом они не были безумцами.

Три посоха, сосуд для воды, чаша для питья, фляги, фильтр для воды, пучок волос и жертвенная нить – всё это следует бросить в воду со словами "бхух сваха" и искать Атман.

Обнажённый, каким он и был рождён, находящийся за пределами пар противоположностей (радости и горя и т.д.), без имущества, всецело предавшийся пути истины, Брахману, с чистым сердцем, выходящий без какой-либо связанности бесцельно за милостыней в предписанный час только для того, чтобы поддерживать свою жизнь, с животом в качестве своей посуды, равно относящийся к тому, получит он что-либо или нет, будучи бездомным независимо от того, находится ли он в заброшенном доме, в храме, на куче травы, на муравейнике, у корней дерева, в мастерской гончара, у огня алтаря, на берегу реки, в горной пещере, в ущелье, в полом дереве, у водопада или же на голой земле, не борющийся ни за что, свободный от чувства "моё", предающийся чистой медитации, твёрдо укоренившийся во всевышней Сущности, уничтоживший все плохие деяния, ставший свободным от тела посредством отречённости, он называется парамахамсой, он называется парамахамсой.

Туриятита — Авадхута упанишада. Яджур-веда.

Группа упанишад – саньяса.

Хари Ом Тат Сат! 

1. И тогда дед (в смысле прародитель) всех людей (т.е. Брахма) с уважением приблизился к своему отцу, Ади-Нараяне (т.е. Богу Вишну), и спросил: "Каков путь Авадхутов после достижения состояния Туриятиты, и каково их положение?" 

Господь Нараяна ему ответил следующее: "Мудрецы полагают, что тот, кто верен пути Авадхутов, весьма редок в этом мире и (таких исключительных существ) – не много; стать Авадхутой может только совершенно чистый человек; Авадхута – это само воплощение бесстрастия/вайрагьи; он – действительно видимая форма Мудрости, и он – настоящая персонификация Веды (т.е. Ведапуруша). Он – (действительно) великий человек, поскольку его ум постоянно сосредоточен на мне одном и он пребывает только во мне. И я также пребываю в нем. В должном порядке, т.е. быв сначала живущим-в-хижине аскетом (Кутичакой), он переходит на ступень нищенствующего монаха (Бахудаки); нищенствующий монах достигает ступени Хамсы-отшельника; а Хамса-отшельник (затем) становится самым отреченным аскетом (Парамахамсой). (На этом уровне) он (т.е. Парамахамса), с помощью Само-анализа осознает весь мир как не-отличный от Себя, т.е. от Атмана; окончательно отказываясь от всякой частной собственности и какого бы то ни было имущества, он сбрасывает в воду такие вещи, как его символический посох, горшочек для воды, накидку, набедренную повязку и все прочие ритуалистические элементы, которые были предписаны ему (на предыдущей стадии); становясь абсолютно голым (буквально: одетым в пространство); отказываясь принять/одевать даже выцветшие, изношенные предметы одежды или кожу (оленя); не будучи (после того, как принят статус Парамахамсы) подчиненным никаким законам, предписаниям или ритуалам; прекращая бриться, принимать масляные ванны, рисовать себе сандаловой пастой отметки на лбу, и т.д. 

2. Он прекращает все религиозные и мирские/секулярные дела; он свободен от религиозных заслуг или грехов во всех ситуациях(, т.е. что бы он ни делал, на него это никак не влияет); он отбрасывает и знание/джняну и незнание/аджняну; он побеждает (влияние) холода и жары, счастья и несчастья, славы и позора; сжегший заранее все скрытые тенденции/васаны тела, чувств и ума, и т.д., он навсегда теперь свободен от осуждения, похвалы, гордости, вражды, хвастовства, надменности, желания, ненависти, любви, гнева, жадности, заблуждения, злорадства, радости, нетерпимости, зависти, цепляния за жизнь, и т.д.; он смотрит на свое тело, как на труп; безо всяких усилий он пребывает в полном спокойствии и не теряет равновесия ни при приобретении, ни при потере; он поддерживает свою жизнь едой, положенной ему в рот, подобно корове; (удовлетворенный) той пищей, которая приходит к нему без всякого желания с его стороны; ликвидируя/отбрасывая за ненадобностью всю свою так называемую ученость; продолжая вести себя естественно и благородно; не унижая никого и не будучи унижаем сам; (твердо) пребывая в не-двойственном Атмане/Брахмане, который является наивысшим (принципом) всего и который включает все в себя и все собой охватывает; абсолютно убежденный в том, что: "Ничего не существует, кроме меня, Атмана/Брахмана"; игнорируя все дуалистические доктрины и придерживаясь только божественной Адвайты; незатронутый горем; нечувствительный к (мирскому) счастью; свободный от всех желаний; непривязанный ни к благоприятному, ни к неблагоприятному; навсегда утихомиривший все свои чувства; не обращающий никакого внимания на чье-либо поведение, ученость и моральные качества (дхармы); забывший свое эго; отбросивший все варны и ашрамы; не спящий, поскольку для него уже не существует разницы меджу днем и ночью; вольный словно ветер; не зависящий от тела, которое все еще продолжает как бы висеть на нем; не имеющий даже кружки для воды; в высшей степени разумный, но все же ведущий себя как ребенок, сумасшедший или призрак; строго соблюдающий обет безмолвия и глубоко размышляющий о своей внутренней Само-Сущности, он поддерживается только не имеющим поддержки Брахманом; поглощенный Брахманом и забывший обо всем прочем; этот мудрец, пребывающий в состоянии Туриятита, достигая состояния Авадхута-санньясина и полностью поглощенный Не-двойственным Атманом/Брахманом, оставляет свое тело, становясь единым с АУМ (Пранавой): такой санньясин – настоящий Авадхута; он исполнил цель своей жизни. Такова Упанишада. 

Хари Ом Тат Сат! 

Так заканчивается Туриятита-авадхута-упанишада Яджурведы. 

Парамахамса упанишада. Яджур-веда.


Группа упанишад – саньяса.

[Эта Упанишада, являющаяся девятнадцатой среди ста восьми Упанишад и составляющая часть Шуклаяджурведы, описывает путь нищенствующего монаха Парамахамсы, кто, отрекшись от мирских привязанностей и деяний, ходит в набедренной повязке, держа символических посох (в начальной стадии), поддерживает свою жизнь милостыней на благо мира и контролирует свои чуства, находит блаженство в убеждении «Я единый Брахман» и так реализует себя (свою Самость).]

Путь нищенствующего монаха Парамахамсы.

Однажды мудрец Нарада, [почтительно] приблизившись к Господу (Нарайане), спросил Его: «Каков путь йогинов Парамахамс? Какова их жизнь (жизненный путь)?» Господь ответил ему: «Путь Парамахамсы редкость в этом мире и не многие [следуют ему]. Если здесь найдется хоть одна личность, кто становится им, он воистину чист, он Пуруша [прославленный] в Веде (Ведапуруша) – так считают мудрые. Он [воистину] великий человек, чей ум всегда пребывает лишь во Мне. Поэтому я также верен ему. Удаляясь прочь от своих детей, друзей, жены, родственников и других, отказываясь от пучка, священного шнура, от изучения Писаний и всех мирских дел и [так] отрекая(сь от) мир(а), он может иметь лишь набедренную повязку, бамбуковый посох и накидку, заботясь о поддержании своего тела минимальным образом, и воздает миру служением. Но эти вещи не столь важны. Что важно, так это главное [именно то, что он отрекает мир].

Жизненный путь нищего монаха Парамахамсы.

[Вслед за начальной стадией] Парамахамса передвигается без бамбукового шеста, пучка волос (вайшнавского), священного шнура и накидки; он недумает о холоде или жаре, счастье или страдании, чести или бесчестии. Свободный от шести человеческих недостатков [голода, жажды и т.д.] и отказавшись от осуждения [кого-либо], гордости, нетерпимости, религиозного лицемерия, высокомерия, желаний, ненависти, удовольствий, скорби (сожаления), страсти, гнева, жадности, заблуждений, злорадства, зависти, эгоизма (самовлюбленности) и т.д. он смотрит на свое тело так, как если оно было трупом (мертво). Так как тело является причиной сомнений и ложного знания [реальности], он воздерживается от [привязанности к нему] него; знание вечного (изначального) (Брахмана) есть [ничто иное, как] пребывание в естественном (изначальном) состоянии, как Самости [незагрязненной телесным самоотождествлением] и убеждение, что он воистину блаженство Сознания не отличного от Самости и которое спокойно (умиротворенно) и неразрушимо (бессмертно);это высшее существование, это пучок, это также священный шнур. Реализацией тождественности трансцендентной Самости и [индивидуальной] души, различия [,видимые в состоянии неведения] разрушаются. Это служение во время перехода (сандхйи) [но не возлияниеводы, освященной мантрами].

Отбросив [мирские] желания, он осознает себя в недвойственном трансцендентном состоянии. Он, кто имеет посох истинного знания, как сказанобудет единственным обладателем одинарного посоха [среди аскетов] (экадандин). Тот грешник и пятно на жизни [истинных] аскетов, кто [только] несет деревянный посох, ест все виды пищи и лишен истинного знания, выносливости, мудрости, беспристрастности, спокойствия и других добродетелей, и кто живет один, собирая милостын. Он сле дуетв ужасный ад, названный Махараурава.

Зная это отличие [между ложным и истиным аскетом], Парамахамсы, облаченный в небо (т.е. раздетый), он не простирается ни перед кем, не произносит «сваха» (дань предкам) [так как он служит не богам], незатронутый восхвалением или порицанием и довольствующийся вещами как они есть. Такой аскет не призывает богов и не расстается с ними, у него нет мантр, нет медитации [на богов] и нет служения [им]. У него нет ни цели, ни отсутствия цели, ни [восприятия] отделенности [предметов отдельно от Самости], ни противоположного [этому]. У него нет [постоянного] местопребывания, [но] есть устойчивый ум. Такой нищенствующий монах никогда не должен принимать [как дар] золото, у него не должно быть организации учеников, и он не должен принимать богатства. Если будет задан вопрос о том, будет ли нанесен принятием всего этого какой-либо вред, ответ будет таким: да, это повредит ему. Ибо если нищенствующий монах станет смотреть на золото с вожделением, он сделает себя убийцей Брахмана (великим грешником). Если нищенствующий монах коснется золота с сильным желанием [обрести его], он деградирует в чандалу (паулкасу, изгоя). Если нищенствующий монах возьмет золото с сильным желанием [получить его], он становится убийцей Атмана (души). По этой причине нищенствующий монах никогда не должен смотреть на золото с вожделением, не прикасаться к золоту с вожделением и не брать золото с вожделением. Тогда все желания, таящиеся в его уме, уходят прочь, и [, следовательно,] он вне печали и не жаждет счастья; у него появляется непривязанность к чувственным удовольствиям. Он не привязан ни к хорошему, ни к плохому, ни к ненависти [к неприятному], ни к расположенности [к приятному]. Внешняя направленность всех органов чувств убывает в том, кто постоянно пребывает в одном только Атмане (своем высшем Я). Так, сознающий лишь полноту блаженства, он реализует себя с убеждением "Я единый Брахман", воистину так он реализует себя (достигает окончания своих желаний).

Такова Упанишада.

Бхикшука упанишада. Яджур-веда.

Группа упанишад – саньяса.

Ом шанти шанти шанти. 

1. Нищенствующие монахи, стремящиеся к Освобождению, подразделяются на четыре вида: Кутичака, Бахудака, Хамса и Парамахамса. 

2. Кутичака (аскеты, живущие в хижинах), подобные (древним мудрецам) Гаутаме, Бхарадвадже, Яджнявалкье и Васиштхе, поддерживают свою жизнь восемью кусочками пищи, и ищут только Освобождение, идя путем джняна-йоги. 

3. Затем, аскеты Бахудака (живущие преимущественно у храмов на берегах святых рек), имеющие (т.е. носящие) с собой тройной символический посох (триданда), сосуд для воды, оставляющие пучок волос у себя на голове, священную нить, и одевающиеся в одежду цвета охры. Избегая вина и мяса (т.е. полностью отказавшись от вина и мяса), они поддерживают свою жизнь восемью кусочками пищи, полученными в виде милостыни от браминских семейств, и ищут только Освобождение, идя путем джняна-йоги. 

4. Затем идут аскеты уровня Хамса, которые останавливаются на одну ночь в деревне, на пять ночей в городе, и на семь ночей (или более) в святом месте. Поддерживая свою жизнь молочными продуктами, постоянно преданные обетам чандраяны, они ищут только Освобождение, идя путем джняна-йоги. 

5. И затем идут аскеты (самого высокого) уровня Парамахамса, – (такие, как древние мудрецы) Самвартака, Аруни, Шветакету, Джадабхарата, Даттатрея, Шука, Вамадева и Харита, которые поддерживают свою жизнь восемью кусочками пищи, и ищут только Освобождение, идя путем джняна-йоги.

Они укрываются в тени деревьев, в заброшенных домах или на кладбищах. Они могут носить одежду или быть голыми. Они не соблюдают ни дхармы, ни адхармы (то есть они – выше мирских законов). Они не ощущают ни счастья, ни несчастья; они постоянно умиротворены. Они отбрасывают доктрины вишиштадвайты (которую проповедовал Рамануджа), шуддха-двайты (Мадхвачарья) и ашуддха-двайты.

Они – адепты системы Адвайта. Совершенно одинаково взирая на гальку, камни и золото, они принимают милостыню от людей всех каст, и видят повсюду лишь один Aтман. Нагие, незатронутые парами противоположностей (т.е. жарой и холодом, и т.д.), не принимающие никаких подарков, постоянно пребывающие в непоколебимой саттвической/чистой медитации, установленные только в Атмане, получающие милостыню в предписанное время для поддержания тела, (ночующие) в заброшенном доме, храме, стоге сена, муравейнике, тени дерева, хижине горшечника, месте возжигания ритуального огня, песчаном берегу реки, горной чаще или пещере, дупле дерева, вблизи водопада или на сырой земле, они находятся на верном пути ради осознания Брахмана; с чистым сердцем, они оставляют свои тела в состоянии полного отречения, – как Парамахамса. Они – действительно Парамахамсы (поскольку они станут поглощенными Брахманом). 

Так заканчивается Бхикшука-упанишада, принадлежащая к Яджурведе. 

Ом шанти шанти шанти. 

Арунея упанишада. Сама-веда.

Группа упанишад – саньяса.

[Эта Упанишада, являющаяся шестнадцатой из ста восьми Упанишад и составляющая часть Самаведы, описывает положение аскетизма, обязанности того, кто отрекся от мирской жизни, его атрибуты, такие как сосуд для воды, символический посох, и т.д и заключение с принципами, предписанными для собирающих милостыню]

Описание аскетизма.
1. Сын Аруны, принадлежащий к готре (роду) Праджапати следовал в мир Творца (Праджапати). Придя туда, он вопросил его: “Почтенный Господин, как мне совершенным образом отречься от деятельности ?” Ответил ему Создатель: “Отрекись от своих сыновей, братьев, родственников, от пучка волос (вайшнавского), от священного шнура, жертвоприношений (обрядов), принципов, от изучения Вед, от миров [называемых] бху, бхувар, свар, махар, джанас, тапас и сатья [также как и от] атала, витала, сутала, патала, расатала, талатала, махатала ; и воистину от всей Вселенной. Сохрани лишь посох и набедренную повязку для сопровождения тела. Оставь все остальное.

Обязанности того, кто отрекся.
2. Являющийся главой семьи, учеником или же затворником (уединенным, уединившимся) должен превратить ритуальные огни во внутренний (душевный) огонь, а Гаятри [– мантру ] в огонь своей собственной речи. Ему следует оставить священный шнур на земле или же в воде. Живущий в хижине, кто предается себе (уединяется) для изучения (священных Писаний) должен отречься от семьи; должен оставить сосуд [для воды]; должен оставить обтягивающую одежду; должен оставить свое тройственное имущество – посох и др., и ритуальный огонь. Так он ответил (отвечал, сказал, говорил). После этого ему следует (он должен) уединиться (действовать один) без каких-либо желаний (отбросив все желания); он должен отбросить склонности ума; он должен употреблять пищу так (в таком количестве), как если бы это было лекарством. Трижды в день [т.е. рано утром, в полдень и вечером] он должен совершать омовение. Его [ритуал] сандхьи – медитация, в которой Атман соединяется [с Абсолютом]. Из всех писаний предписания Арана-разделы должны быть повторены и [в конце] раздел Упанишад должен быть повторен, раздел Упанишад должен быть повторен. Воистину я Брахмасутра. [Ибо] сутрой есть то, что указывает [ на ЕдиногоБрахмана]. Следовательноя являюсь Брахмасутрой настолько, насколько только я заинтересован Брахманом (связан с Брахманом). Тот, кто поступает таким образом, является познавшим и должен оставить (снять) тройной шнур ( яджньопавита ).

Мантра, символы (атрибуты), правила и т.д. отречения.
3. Сказав трижды: “Я отрекся, я отрекся, я отрекся”, он должен взять бамбуковый посох и одетьнабедренную повязку, повторяя мантру: “Пусть все существующее лишится страха. Все (исходит из меня) берет начало во мне. Ты мой друг и ты защищаешь меня. Ты могуч (силен), мой друг. Ты – ваджра Индры, убившая Вритру. Будь приятной для меня и удали все мои грехи”. Ему следует принять пищу так, как если бы это было лекарство. Он должен есть так, как если бы принимал лекарство. Ему следует вкушать тогда, когда пища была получена. “О, [ученики], следуйте со всем старанием брахмачарйе, ненасилию, бедности и Истине”.

Предписания для аскета относительно сидения (местопребывания) и т.д.
4. [Жизнь] странствующих нищих [ Парамахамсы ], кто сосредоточен на Брахмане ( брахмачари ), проходит в сидении и сне на земле. Их принадлежностью является сосуд [для питья] из глины, тыквы или дерева; он [ Парамахамса ] должен оставить страсть, гнев, жадность, иллюзию, лицемерие, надменность, вожделение, зависть, стяжательство и эгоизм. Во время сезона дождей, находясь на одном месте, нищенствующий монах должен странствовать (оставаться) один в течение восьми месяцев; или [он должен оставаться на месте, неподвижным] в течение двух месяцев, в течение двух месяцев. Тот, кто поступает таким образом также должен после или же до посвящения отречься от отца, сына, [ритуального] огня, священного шнура, обрядов, жены и всего остального.

Предписания для собирающихмилостыню.
5. Нищенствующий монах входит в деревню для собирания милостыни и также сбора пищи в держащуюся в руке чашу или же в рот.

6. Ему следует произнести священную мантру Ом хи, Ом хи, Ом хи (трижды). Тот, кто поступает таким образом является познавшим.

Предписания для мудрого аскета.
7. Ему следует оставить посох, сделанный из дерева паласа, бильва или аудумбара, пояс, изготовленный из травы муньджа и священный шнур. Тот, кто поступает таким образом является отважным.

Заключение.
8. Провидцы ( риши ) всегда созерцают высшую обитель Вишну, как видит глаз полностью направленный на небо [без помех].

Лишь единицы мудрых, пробудившиеся, произносящие особые молитвы ведают о высшей обители Вишну.

Таково тайное наставление для достижения нирваны, тайное наставление Писаний, тайное наставление Писаний.

Так [заканчивается ] Упанишада.

Пара — Брахма упанишада. Атхарва-веда.

Группа упанишад – саньяса.

Ом шанти шанти шанти. 

1. Тогда Шаунака, великий домохозяин, приблизился должным образом к почтенному мудрецу Пиппаладе из рода Ангираса, и спросил его: "(Все многообразие сотворенных вещей) должно было присутствовать в божественном эфире сердца Брахмана (Хираньягарбхи). Как же великий Бог создавал их из себя в различных видах, и каково это великое и могущественное знание?" Пиппалада ему отвечал: "Наипревосходнейшее знание Брахмана, которое я теперь буду объяснять, заключается в том, что один лишь только Брахман является Истиной. Это (знание) ярко сияет в граде трансцендентного Брахмана, находящегося вне раджаса (и прочих гун), бесчастного, чистого, неразрушимого и поддерживающего энергию, силу чувств и жизненных ветров (пран). Он – создатель большого количества индивидуальных душ, и Он же ограничивает (сдерживает) их внешнее видение. Оставаясь в граде своего Атмана, аскет осознает Единство с Брахманом, не совершая никакой кармической деятельности. Но если человек считает себя деятелем (исполнителем) каких-либо дел и поступков, то тогда он неминуемо пожинает плоды своих деяний (т.е. он постоянно кружится в непрерывном колесе рождений и смертей), подобно тому, как фермер собирает урожай со своего поля. Человек, знающий истинную природу действия (кармы), не совершает кармических действий, так как он трудится без всякой привязанности (к самому действию и к его плодам). Зная тайну действия (которая заключается в том), что незаинтересованное действие приводит к освобождению, мудрый человек должен совершать действия без привязанности. Человек, обладающий способностью различения (между вечным и преходящим), не связывает сетью эгоистически-мотивированных действий своего внутреннего Атмана. Бескорыстная деятельность не привязывает к сансаре, – это Истина. Деятельность, не преследующая эгоистические цели, не сковывает человека путами бесконечных мирских желаний. 

2. Божества, осуществляющие контроль над жизненным дыханием (праной), – это Вишва, Вирадж, Отир и Турийя. Также существуют четыре нади (нервных канала), где находятся праны и руководящие божества. Первые два активны в утомленных Раме и Араме во время бодрствования и сна со сновидениями, а остальные – во время глубокого сна (без сновидений), подобно ястребу, летающему в небе. Также, как ястреб, летающий в небе, возвращается (когда утомлен) в свой дом, в гнездо, – так и Атман, побывав в состояниях бодрствования и сна со сновидениями, отдыхает в глубоком сне (без сновидений). Этот Атман, отдыхая в золотой трансцендентной оболочке (эфира сердца), и будучи бессмертным, сохраняет активность в трех нади (Рама, и т.д.). Одна часть (пада) этого – авидья; три четверти (т.е. части, пады) этого – состояние Брахмана. Дживатма, избавляясь (очищаясь) от кармы, возвращается в свое естественное состояние (сварупу), и получает освобождение. Дживатма находится в авидье только тогда, когда она воображает, что она отлична от Трипада-Брахмана; это заблуждение не позволяет ей выбраться из сансары. 

Хотя дживатма пребывает в золотой трансцендентной оболочке (эфира сердца), все же она из-за авидьи испытывает состояния бодрствования, и т.д. Также, как Девадатта (то есть любой человек), пробужденный от сна вследствие тычка палкой, не возвращается ко сну немедленно после пробуждения, – так и дживатма, получая знание Веданты, не заблуждается в отношении трех состояний (бодрствования, и т.д.); обладающая мудростью Веданты дживатма не пятнается более ни хорошими, ни дурными действиями (т.е. кармой). Это подобно тому, как маленький мальчик испытывает радость, не имея никаких определенных желаний, независимо от тех вещей, которые его окружают. Также, как сияющее существо (дживатма), (утомившись в состояниях бодрствования и сна со сновидениями,) с радостью вступает в царство глубокого сна, – так оно и испытывает счастье, осознавая свое Единство с высшим сиянием Брахмана, который расточает вокруг Себя ослепительное сияние, и отраженным светом Которого светят все материальные светила (солнце, луна, и т.д.). Таким образом, сердце (читта) погружается в высший Брахман, и Параматман наслаждается счастьем. Чистый цвет (то есть состояние не-различия, абхеда) обретается по милости Ишвары. И тем же самым путем турийя-свапны (погруженности в четвертое состояние), Он дает отдохновение дживатману. Также, как личинка перемещается с одного места на другое (, джива передвигается из бодрствующего состояния турийи в спящее состояние турийи); это желание (передвигаться из одного состояния турийи в другое) возникает по милости Ишвары. И посредством этого, джива наслаждается в самой себе (практикуя глубокую медитацию, Савикальпа и Нирвикальпа Самадхи). 

Соединение (совмещение, т.е. параллельное существование) индивидуального и высшего сознаний отвергается, так как в этом имеется оттенок различия. (Когда же существует одно неразличие, т.е. абсолютное Единство), – то это самое высокое состояние (т.е. Брахман), и нет ничего иного, помимо этого. Когда изучение Писаний не приводит к Само-реализации, тогда человек должен попробовать заняться аштанга-йогой. То, что является источником Индры (Ишвары), неизменно находится там, как источник Веды (т.е. Парамешвары). Вне (обусловленности) хорошим и плохим, он (аскет) не пятнается случайными хорошими или плохими действиями. Это сверкающее Существо оказывает покровительство другим богам (подобно богу Брахме), Оно есть неусыпный "внутренний контролер" в виде непривязанного (к объектам) чистого сознания, Пуруша, Хамса Пранавы, высший Брахман. Это – не главная Прана (жизненное дыхание). Пранава есть Сам дживатман. Это состояние дживатмана является первичной сияющей сущностью. И как может тот, кто знает таким образом (истинную природу Пранавы), утверждать различие между дживатманом и Брахманом? Поэтому он понимает, что дживатман – это Брахман. 

3. И тогда, для этого осознавшего (Единство) человека, Реальность (т.е. истинная мудрость) образует и внутренний пучок (волос, т.е. хохолок), и священный шнур. Брамину, жаждущему освобождения (от сансары), позволяется игнорировать внешние формальные знаки своего статуса в пользу внутренних. Ношение внешне видимого пучка волос и священного шнура обязательно только для домохозяев (грихастх), занятых исполнением ритуалов и обрядов. Отличительная черта обладания внутренним священным шнуром – это осознание Единства своей Души и Брахмана, союз с внутренней Реальностью. 

4. Авидья и не существует (поскольку причина мира не видима), и не несуществует (поскольку последствие видимо как феноменальный мир), и не является одновременно существующей и несуществующей (поскольку эти два состояния несовместимы). Авидья ни отлична (от Брахмана, поскольку она не обладает независимым существованием), ни неотлична (поскольку она – не сущность (т.е. не субстанция)), ни одновременно отлична и неотлична (поскольку это невозможно). Она не имеет частей (поскольку части отсутствуют в причине), ни бесчастна (поскольку последствие очевидно имеет части, т.е. разбито на множество частей), ни комбинация обоих (вариантов). Поэтому авидья-майя неописуема, анирвачанья. Эта авидья-майя должна быть полностью уничтожена посредством осознания Единства дживатмана и Брахмана; так как она – причина иллюзии. Понимать эти сложные нюансы надо именно таким образом. 

5. Не существует ничего, помимо четырехчастного Брахмана (т.е. турьятита). Имеются четыре места для осознания внутреннего Джива-Брахмана (Jiva-Brahman), который состоит из четырех пад внутри тела. (Четыре пады вьясти: Вишва/Vishva, Тайджаса/Taijasa, Праджня/Prajna и Турия/Turiya. Четыре пады самасти: Вирадж/Viraj, Сутра/Sutra, Биджа/Bija и Турия/Turiya). В глазах, горле, сердце и голове – (четыре) состояния бодрствования, сна со сновидениями, глубокого сна и turya. (Кроме того, Атман должен постигаться, осознаваться как) огни Ахавания/Ahavaniya, Гархапатья/Garhapatya, Дакшина/Dakshina и Шабхья/Sabhya. В бодрствующем состоянии руководящее божество – это бог Брахма, в спящем состоянии – Вишну, в глубоком сне без сновидений – Рудра, и четвертом состоянии – Неразрушимый Пара-Брахман, состоящий из чистого сознания. Следовательно, четыре психических состояния (бодрствование, и т.д.) должны рассматриваться как покрытые четырьмя пальцами, и также, как священный шнур шириной в девяноста шесть четырехпальцевых отрезков, – так и внутренняя брахма-сутра состоит из девяноста шести категорий (таттв/tattvas). Поскольку священный шнур состоит из трех нитей, – так и внутренняя брахма-сутра приведена к состоянию из тридцати двух категорий в каждой из трех гун. 

Это тройное состояние (триада), очищаемое мудростью, должно быть известно по-отдельности как три бога (Брахма, Вишну и Шива). Это известно как девять Брахманов, обладающих девятью атрибутами. Они считаются девятью, представляемые как три, каждый из которых имеет по три атрибута, чтобы быть тождественным солнцу, луне и огню. Первый и последний (из триады) должны быть трижды повернуты в середине, и должны рассматриваться как Брахма, Вишну и Махешвара. Первый и последний должны быть соединены, и узел не-двойственности (адвайты) должен быть завязан в узле сознания. И тогда то, что простирается от пупа до Брахмарандхры и соединено с двадцатью семью таттвами по-отдельности и обладает тремя гунами, должно рассматриваться как одно, хотя они и кажутся связанными с характеристиками Троицы. Эта (внутренняя) брахма-сутра должна считаться свисающей с левого плеча, и вниз до бедра. Соединение первого и последнего должно быть понято, как обусловленное наличием одной-единственной основы. Предметы, сделанные из глины (горшки и проч.), считаются реальными, но на самом деле, это – просто словесные концепции, порожденные незнанием; любое изменение, трансформация – это просто название; истина в том, что все это – глина. И как не может быть горшка без глины, так и первичная причина, – Брахман, – один есть подлинная Реальность. 

Размышляя над словом Хамса (т.е. Я есть Хамса/Брахман), он должен быть утвержденным во внутреннем хохолке и священном шнуре. Браминство – это такое состояние, когда человек способен размышлять о Брахмане. Истинный мудрец не носит на себе внешних признаков брамина (т.е. хохолок и священный шнур), а домохозяин (грихастха) имеет видимый хохолок для выполнения ритуалов и священный шнур для приобретения мудрости. Похожим на брамина может быть человек с большим хохолком и священным шнуром, сделанным из хлопковых ниток. Брахма-сутра только одна; она видится как четыре (как Вишва, Вирадж, и т.д.), если ее учетверить. Двадцать четыре таттвы образуют нити. Девять таттв образуют один трансцендентный Брахман, (но люди) изобрели много путей (типа санкхьи, йоги, и т.д.) из-за разности в подходах. Освобождение одно для всех, – будь они Брахмой и прочими богами, божественными мудрецами или людьми. Брахман только один, без второго. Состояние Брахмана также только одно. Касты (варны), стадии жизни (ашрамы) и особые обязанности (дхармы) могут варьироваться, т.е. быть разными. Но хохолок – один и тот же для всех каст и жизненных стадий. Мудрецы говорят, что для аскета, стремящегося к Освобождению, основой хохолка и священного шнура является только Пранава (Ом), и ничто иное. Хамса – это хохолок, Пранава – это священный шнур, и Нада – связующее звено. Это – дхарма, и нет никакой другой дхармы. Как так? Пранава, Хамса и Нада образуют тройную нить, и это остается в сознании в глубине сердца. Знайте же, что это – тройной Брахман. Санньясин (аскет, отшельник) должен отбросить мирские (т.е. формальные) хохолок и священный шнур. 

6. Сбрив (удалив) хохолок, мудрый человек должен отбросить также и внешний священный шнур. Он должен осознавать вечного неразрушимого Брахмана как священный шнур. 

7. Для того, чтобы избежать нового перерождения в сансаре, он должен всегда стремиться к Освобождению. Сутра так называется потому, что она обозначает (т.е. указывает на) Освобождение; сутра – это действительно самая высокая позиция (т.е. состояние). 

8. Тот познал сутру, кто стал искателем Освобождения, т.е. нищенствующим монахом. Он – знаток Веды; у него безупречное поведение. Тот является ученым брамином, кто освящает своим присутствием людей, вкушающих вместе с ним пишу. 

9. Йогин (опытный йогин-практик), брамин и аскет должны носить ту сутру, которой пронизан и соединен (воедино) весь этот феноменальный мир также, как драгоценные камни (в ожерелье) связаны между собой нитью. 

10. Мудрый брамин, всецело поглощенный йогой и духовным совершенствованием, должен отбросить внешний священный шнур. Тот, кто носит сутру, состоящую из преданности Брахману, достигает Освобождения. Нет ни загрязненности (даже поеданием остатков чужой пищи и т.д.), ни каких-либо иных пороков у того, кто обладает этой сутрой. 

11. Те, кто, обладая священным шнуром духовной мудрости, носят внутреннюю сутру, – те суть подлинные знатоки сутры в этом мире, и они – истинные носители священного шнура. 

12. Их хохолок и священный шнур состоят из духовной мудрости (джняны), они утверждены в джняне; для них лишь джняна является высшим стимулом, и эта джняна освящает этих мудрых людей (т.к. сказано, что она – высший очиститель и освятитель). 

13. Мудрец, чей хохолок состоит из джняны, (и не из чего иного,) подобно пламени, исходящему от огня, называется обладателем истинного хохолка; другие же, носящие внешние атрибуты, считаются всего-навсего ритуалистами. 

14. Те, кто поглощены в мирской деятельностью, – будь она религиозно-ритуальной или просто бытовой, – являются браминами только по названию (а не по сути), наполняя свои утробы. Они обречены на страдания и на новые перерождения в сансаре. 

15. Священный шнур, свисающий с левого плеча до бедра, не ведет к Освобождению (а, скорее, противоречит ему). Мудрый будет носить (т.е. обладать) истинное Знание, которое укоренено в сознании, имея священный шнур в виде истинных принципов (tattvas), и простирающийся от пупа до апертуры в макушке головы (брахмарандхра). 

16. Этот священный шнур, который составляет часть определенного ритуала и сделан из (хлопковых) нитей, должен быть носим теми, у кого нет Знания (т.е. невеждами). Тот, чей хохолок состоит из мудрости, также как и его священный шнур, имеет все (истинные) характеристики (свойства) брамина; другие же не имеют ничего подобного вообще. 

17. И именно этот священный шнур, состоящий из Осознания Единства дживатмана и Брахмана, – есть высшая панацея от всех страданий сансары. Мудрец, который носит этот священный шнур, достигает Освобождения. 

18. Полностью готов к отречению (т.е. к принятию санньясы) только тот мудрый брамин, который имеет священный шнур и внутри, и вовне; но тот, кто имеет один только внешний атрибут, не готов к отречению и принятию санньясы. 

19. Следовательно, всеми своими силами аскет должен стремиться к Освобождению. Отбросив внешний шнур, он должен носить внутреннюю сутру в своем сознании. 

20. Отбросив внешний мир преходящих феноменов и форм, отбросив внешние хохолок и священный шнур, он должен держаться хохолка и шнура только в виде священного слога Ом (т.е. Пранавы) и Брахмана (Хамсы), и таким образом готовить себя к Освобождению." Так сказал почтенный мудрец Шаунака. 

На этом заканчивается Парабрахма-упанишада Атхарваведы. 

Ом шанти шанти шанти.