Таттвы Божеств

Шуддха адхван — 5 таттв находящихся вне сансары.

1. Шива таттва.

Первая манифестация в процессе космической эволюции называется Шива таттва. Сознание в этом случае технически именуется чит, статический аспект сознания в проявленном мире.

В грубом приближении сознание может быть описано в данном случае в таких терминах, как способность познавать (джняна), желать (иччха) и действовать (крия). В действительности, не существует английского эквивалента для термина чит. Только изучение и рефлексия откроют его полное значение.

Из определения проявления следует необходимость субъекта и объекта. Шива таттва постулируется в качестве субъекта дуального взаимоотношения универсального проявления. В этом случае сознание есть субъект познающий, или переживающий. Это статический центр или опора всех вещей; это субстрат всех изменений, как дно реки или рисунок картины. Оно никогда не видимо; оно может быть познаваемо только через его следствия.

В этом случае акцент делается на субъекте без принятия во внимание существования объекта. Это Чистое сознание; когда идеальный универсум совершенного равновесия нарушен, сознание приходит в движение. Шива таттва есть чит-аспект универсального состояния Сат-Чит-Ананда.

Поскольку Шива таттва представляет пассивный аспект Чистого Сознания, возникает необходимость ввести активный, или динамический Его аспект. В качестве этого аспекта сознания постулируется следующая таттва.

2. Шакти таттва.

Второй фактор в процессе космической эволюции именуется Шакти таттвой. Термин “Шакти“ происходит от корня “шак“ — “быть способным“. Следовательно, это есть способность сознания действовать. Оно есть подвижный, или активный аспект сознания.

Шакти таттва есть объект (идам) в дуальном взаимоотношении универсального проявления. Она есть причина всех движений и изменений, наблюдаемых в проявленной вселенной. Шакти представляет собой универсальный поток сознания, который приводит к бытию все вещи и поглощает все вещи в конце каждого временного цикла. Если Шива является чит-аспектом универсального состояния Сат-Чит-Ананды, то Шакти является ананда-аспектом. Когда Шакти преобладает, переживается высшее блаженство.

Шакти таттва представляет собой силу, которая создает напряжение или возмущение на поверхности Универсального Сознания. Она поляризует сознание на позитивное и негативное, ахам и идам, субъект и объект. Она есть универсальная энергия, которая приводит все вещи к бытию, и в таком качестве рассматривается как женственный аспект природы, “мать вселенной“.

Первые две таттвы, Шива и Шакти, — непроизведенные и, следовательно, высшие. Во время периода пралайи они существуют в универсальном океане Чистого Сознания в состоянии равновесия, всегда готовые проявиться снова, когда этот баланс будет нарушен. Поскольку они не сотворены, они в действительности не рассматриваются как ступени в процессе эволюции сознания. Они есть только возмущение на поверхности сознания, подобно выпуклости на поверхности океана перед проявлением волны.

Шакти, или космическая энергия, как было сказано, имеет три основные формы, соответствующие трем фундаментальным психологическим этапам в совершении любого действия. Они технически именуются иччха, сила воли; джняна, сила познания; крия, сила действия. Одна следует за другой в логической последовательности, и с выявлением каждой из них в процессе эволюции сознания возникают следующие три таттвы.

3. Садашива таттва.

Третий этап в процессе космической эволюции именуется “Садашива таттва“. Это слово состоит из “Сада“, что значит “всегда“, и “Шива“ — “блаженный“, “благосклонный“ или “милостивый“. Этот этап также называется Садакхья таттва, состояние, в котором наблюдается первое движение бытия.

В каждом проявлении должен быть первый шаг вперед. Садашива таттва представляет собой этот первый шаг в универсальном проявлении. Это есть, следовательно, первая эманация сознания. Как произведенная вещь, она должна, по определению, состоять из частей. Эти части представляют собой дуальное взаимоотношение “Я есть Это“. Здесь акцентируется “Я“. Субъект начинает сознавать себя в отношении к своему объекту. Проявленное переживание является субъективным. Здесь нет внутреннего и внешнего в том виде, в котором мы их знаем в мире.

Эта категория соответствует силе вселенского желания, технически именуемой иччха шакти, сила воли сознания. Она проявляется как неясное и неразумное желание, неопределенная и несформулированная идея, которая не осмыслена. Это состояние, которое предшествует любому действию.

Как произведенная таттва, она разрушаема и, следовательно, не вечна. Как первая эманация, произведенная в процессе эволюции сознания, она последней растворяется в процессе инволюции сознания в момент универсального поглощения.

4. Ишвара таттва.

Четвертый этап в процессе космической эволюции именуется “Ишвара таттва“. Слово “Ишвара“ означает “Господь“. Оно применяется, чтобы обожествить то состояние в природе, когда все осознается как одно.

Эта таттва вводится как ответственная за то состояние, когда субъект осознает объект. Это этап полной самоидентификации, как в том случае, когда кто-либо пробуждается ото сна. Здесь объект возникает в своем законченном виде, и божественная слава его бытия осознается.

Эта таттва соответствует силе универсального знания, технически именуемой джняна шакти, знание сознания. Это знание как таковое, без связи с какими-либо эмоциями. Это чистое осознавание без реагирования. Здесь нет желания двигаться куда-то или откуда-то. Это знание, которое предваряет совершенное действие.

5. Шуддха видья или садвидья таттва.

Пятая стадия космической эволюции именуется шуддха видья, или таттва чистого знания. Она также называется садвидья таттва, что обозначает чистое знание, т.к. “сат“ значит “истина“. Эта таттва вводится как соответствующая полному единству в дуальном взаимоотношении “Я есть Это“. Она есть, следовательно, состояние полного осознавания без акцентирования субъекта и объекта.

Эта таттва соответствует силе действия, технически именуемой крия шакти, действие сознания. В предшествовавших таттвах действие отсутствовало. В Садашива таттве сознание теряется в экстазе божественного счастья, ощущая себя как субъект. В Ишвара таттве сознание приходит в восторг, смотря на себя как на объект.

В шуддха видья таттве сознание смотрит сначала на субъект и затем на объект, что делает необходимым движение; следовательно, эта таттва проявляет тот аспект Универсального Сознания, который творит все вещи.

Первые пять таттв, от Шивы до шуддха видьи, классифицируются как чистое творение, или шуддха таттвы. Они представляют собой проявление универсального аспекта сознания в противоположность ограниченному аспекту, который следует за ним. Они именуются чистыми, потому что субъект и объект выглядят как единое целое, как одна сущность. В дальнейшем субъект и объект воспринимаются как раздельные. Сила, которая разделяет их, есть другая форма Шакти. Эта сила технически именуется майя шакти, способность сознания разделять и делить. Это способность воспринимать различия.

Шуддха — ашудха таттвы [с 6 по 12].

6. Майя таттва.

Шестая таттва в процессе космической эволюции именуется майя таттва. Слово “майя“ означает иллюзию. Здесь оно употребляется для обозначения скрывающей, затемняющей силы природы, которая создает чувство разделения. Как таковая, она делает Универсальное Сознание, которое есть единство, воспринимаемым как духовность и множественность.

Категория майи вводится для обозначения проявления формы из бесформенности, ограниченного из безграничного. Тот же самый принцип принят в системе веданты; но в веданте он не рассматривается ни как нереальное, ни как не нереальное, но скорее как неописываемое. Другими словами, для ведантиста майя — это не часть высшего, но и не что-либо иное. В кашмирском шиваизме майя понимается не как отдельная реальность, но как грубая сила сознания и обозначается как майя шакти. Во время периода пралайи она существует в своем тонком аспекте. Она не является несуществующей в это время; она только дремлет.

Майя определяется как ограничивающий принцип, который сокращает универсальную силу сознания и порождает состояния ограниченного опыта. Она делит и рассеивает божественное единство и вызывает к существованию ум и материю.

Майя распространяет свое влияние на этой стадии на основании того естественного закона, что за деятельностью всегда следует отдых. Это истинно на космическом уровне так же, как на индивидуальном. Когда природа отдыхает после переживания универсального проявления, возникает майя и ее пять эманаций.

Следовательно, проявленная вселенная, мир ограниченного опыта есть космический сон природы.

С 7 по 11 — Канчуки.

Пять эманаций майи именуются канчуками. Это слово происходит от корня “кандж“, покрывать. Здесь оно обозначает сокращение силой майи пяти универсальных форм сознания, а именно: чит — ананда — иччха — джняна — крия. Бхагаван сам, по своему собственному желанию принимает эти ограничения и сокращает свои возможности. Эти пять форм универсальной силы отражены в пяти предыдущих таттвах, а именно: Шива, Шакти, Садашива, Ишвара и шуддха видья, образующих универсальный опыт вечного существования, вездесущности, завершенности, всезнания и всемогущества.

Когда эти пять универсальных состояний ограничиваются майей, пять канчук возникают. Это калаа, видья, рага, каала и нияти.

7. Калаа.

Слово “калаа“ значит “маленькая часть чего-либо“ и происходит от корня “геле“ — разбивать. Это сила, которая ограничивает универсальное состояние всемогущества; следовательно, она является причиной ограниченной деятельности индивидуальной души.

8. Видья.

Слово “видья“ происходит от корня “вид“ — “знать“. Это сила, которая ограничивает универсальное состояние всезнания; следовательно, она является причиной ограниченного знания.

9. Рага.

Слово “рага“ происходит от корня “рандж“ — “ограничивать“, по отношению к ощущению заинтересованности и желания. Это сила, которая ограничивает универсальное состояние заинтересованности. Следовательно, она является причиной любви к отдельным объектам.

10. Каала.

Каала ограничивает универсальное состояние вечного существования; следовательно, он есть источник времени, причина раздельного существования вещей, которые познаются и прекращают познаваться. Она есть причина временного порядка — прошлого, настоящего, будущего.

11. Нияти.

Слово “нияти“ происходит от корня “ни-йам“ — “регулировать“ или “сдерживать“. Это сила, которая ограничивает универсальное состояние всепроникновения и вездесущности. Следовательно, это причина ограничения, связанного с пространством и временем. Она связывает соответствующие причины с соответствующими следствиями.

12. Пуруша.

Результатом действия майи и ее инструментов — канчук является создание пуруши и пракрити. На этой стадии субъект и объект полностью разделены и смотрят друг на друга как на взаимно исключающие. Здесь двойственный мир ума и материи непрерывно творится.

Другими словами, хотя Бхагаван абсолютно свободен, Он опутывается майей и ее пятью покрывалами, забывает Свою истинную природу, ограничивает Свои силы и низводит Себя до индивидуальной души, которая именуется пурушей. Пуруша не означает только человеческое существо, но каждое живое существо, которое таким образом ограничено. Пуруша также называется “ану“, что буквально означает “атом“, “точка“, по причине своего ограниченного состояния. Пуруша — это вечный аспект индивидуального существа, в котором находятся остаточные следы, или “самскары“, от прошлых жизней, и который проходит через бесчисленное число жизней. Это чисто субъективный аспект личности, в котором он является силой, которая переживает.

Пуруша ощущает не свое единство с пракрити, но иллюзию разделения, введенную майей. Индивидуальная душа может отождествлять себя со своим собственным телом или выбранными ей определенными существами или объектами, которые являются продуктами пракрити, но не со всем во вселенной. Пуруша лишен сознания своего всезнания, всемогущества и единства. Существует разница между космическим “Я“-сознанием в чистом творении и индивидуализированным “Я“-сознанием в чисто-нечистом творении.

Категории от майи до пуруши определяются как чисто-нечистое творение, потому что майя и пять канчук являются вечными шакти Бхагавана в ограниченной форме, которые ограничивают Его универсальные знание и силу. Они низводят Его до пуруши, или индивидуальной души. Таким образом, пуруша — это чисто субъективный элемент, но искаженный загрязнениями ограничений как результатами его соединения с пятью канчуками и майей.

Ашуддха таттвы [с 13 по 26].

13. Пракрити.

Если пуруша — это субъективное проявление “Я есть Это“ переживания шуддха видьи, пракрити — это объективное проявление. Соответственно с кашмирским шиваизмом пракрити — это объективное следствие калаа таттвы. Пуруша — это “переживающий“, и пракрити — это “переживаемое“. Перед началом творения пракрити существует в состоянии равновесия, что означает, что три фактора в ее существовании, три гуны пребывают в совершенном равновесии. Этими тремя гунами являются саттва, раджас и тамас. Вместе они образуют пракрити, подобно тому как волокна образуют веревку. Они являются грубыми формами джняна, иччха и крия шакти Шивы. Ввиду их грубости и объективной природы все 24 таттвы от пракрити до земли именуются нечистыми таттвами.

Состояние равновесия трех гун объясняется следующим образом. Пуруша переживает свою пракрити. Это состояние, в котором пракрити не производит в пуруше ни спокойного ощущения (саттвы) одного лишь осознавания, в котором пуруша спокойно и неподвижно наслаждается тем, что лежит перед ним; ни ощущения возбуждения или влечения, которые будут побуждать его к активности (раждасу) какого-либо типа; ни какого-либо ощущения вялости, инертности или отупения (тамаса). Это, следовательно, состояние равновесия трех переживаний: спокойного ощущения удовлетворенного, но неподвижного осознавания; активного ощущения побуждающей заинтересованности и пассивного, или инертного ощущения отупения. Эти три типа ощущения обозначаются как удовольствие, боль и заблуждение.

Элементы, которые вызывают эти три ощущения спокойного осознавания, движущей страсти и обездвиживающей инерции, именуются саттва, раджас и тамас. Поскольку в английском языке нет простого эквивалента этих терминов, обозначающих три гуны, они должны быть оставлены непереведенными.

Существует различие между концепциями пракрити в санкхье и в трике (кашмирском шиваизме). Санкхья считает, что пракрити является единой и общей для всех пуруш, в то время как трика считает, что каждый пуруша обладает особой пракрити. Однако процесс проявления с этого момента понимается трикой практически так же, как он описан в санкхье. Мы можем, следовательно, постараться понять его в свете системы санкхья.

Таттвы ментальных операций. 14-16. Буддхи, ахамкара и манас [5].

14. Буддхи.

Переживание состояния пуруши-пракрити подобно опыту сна без сновидений — неопределенное, неясное, смутное. Это важная точка. С этого момента имеет место переживание состояния пуруши-пракрити, проявление, которое немедленно возникает по крайней мере в одном отношении, подобно тому как переживание себя иногда имеет место в момент пробуждения. Оно технически именуется словом буддхи, которое лучше оставить непереведенным. Мы только объясним, что оно означает. Для ясного понимания, что такое в действительности есть буддхи, следует рассмотреть его вместе с двумя другими таттвами, которые следуют за ним в порядке проявления. Они технически именуются ахамкара и манас. “ахамкара“ может быть переведено как “индивидуальное эго“, и “манас“ — как “ум“. Для удобства объяснения мы будем рассматривать их в обратном порядке — манас, ахамкара и буддхи.

Когда мы думаем или говорим о вещи, произнося “это то-то и то-то“ — “это корова“, например, наша словесная концепция этой коровы, когда мы говорим или думаем о ней, предполагает законченный процесс, который содержит по крайней мере четыре четко определенных операции, даже несмотря на то, что они не всегда могут быть четко определяемы как четыре шага, в тот момент, когда человек совершает их. Эти шаги следуют один за другим так быстро, что во многих случаях они выглядят одновременными. Они могут быть объяснены следующим образом.

В первом шаге задействованы чувства, и он определяется как ощущение. Эта самая первая операция предполагает другую, а именно внимание, без которой вообще не может быть ощущения. Также есть еще одна операция, которая выделяет образ данного объекта из совокупности ощущений, которые поступают к переживающему субъекту со всех сторон. Эта операция является “желанием“, т.е. выделением определенной категории или объекта, отличного от других, из смешанной массы.

Это желание, поиск и выделение определенной особой категории или объекта из совокупности ощущений совершенно отлично от ощущения как такового. Эта вторая операция называется созданием образа. Однако это создание образа недостаточно, чтобы человек мог говорить и думать о таком объекте, как корова. То, что сейчас в действительности воспринимается, — это не более чем цветоформа в пространстве с определенными очертаниями. Чтобы трансформировать этот образ в мысль, он должен быть также наделен разнообразными свойствами, такими, как твердость и жизнь. В самих ощущениях не содержится этих свойств. Они берутся откуда-то еще, а именно из памяти, из предыдущего опыта человека. Нет никакого другого источника, из которого они могут быть получены, кроме самого человека. Эти свойства не могут быть чем-либо другим, кроме как частью его собственной личности, основанной на опыте, который он имел как определенное существо, рожденное и помещенное в определенные ситуации. Другими словами, прежде чем цветоформа, выделенная из совокупности ощущений, может быть трансформирована в живой объект, о котором мы думаем как о корове, мы должны дополнить ее чем-то своим.

Кроме того, она должна быть отождествлена и идентифицирована. Человек не может думать или говорить об объекте, таком, как корова, пока он не осознает, что это есть что-то сходное с тем, что он имел в своем опыте в прошлом. Эта идентификация ощущения с частью себя и отождествление его образует третью операцию в психическом процессе, которая в итоге дает человеку восприятие коровы.

Но даже если эти операции полностью применены к корове, человек не может думать и говорить о ней как о корове. Прежде чем человек сможет говорить так о вновь отождествленном образе, он не только должен сравнить его с другими коровами, которых он видел в своем предыдущем личном опыте, но также должен подвести его под вид коровы. Но где он возьмет эту идею вида? Он, вероятно, не имел опыт коровы как вида в своих личных переживаниях. Он знал только отдельных, индивидуальных коров. Он должен, следовательно, иметь стандарт сравнения, который содержит это безличное представление о виде. Только посредством сравнения с этим стандартом человек способен сделать суждение, что это есть корова. Это сравнение с таким стандартом является четвертой операцией в процессе думания и высказывания об объекте восприятия как о корове, а не о лошади или о собаке.

Из этих четырех операций первая выполняется чувствами. Инструменты трех следующих психических операций именуются соответственно манас, ахамкара и буддхи.

Манас — это то, что желает, ищет и выделяет определенную группу ощущений из их массы и рисует в себе определенный образ. ахамкара — это то, что собирает и хранит воспоминания об опыте человека, а также идентифицирует и отождествляет текущий опыт. Совокупность этих переживаний образует человеческое эго. ахамкара — это, другими словами, то, что образует искусственное “я“ индивидуальности и выделяет его из реального и сокровенного “Я“, которое есть Парамашива. Наконец, буддхи — это то, что не только дает стандарт сравнения, который необходим для формирования суждения, но также служит инструментом, посредством которого конкретный опыт ассимилируется в него для такого соотнесения и сравнения. О буддхи, следовательно, можно говорить как о безличном и сверхличном состоянии сознания ограниченной индивидуальности.

Этот буддхи проявляется из пракрити подобно тому, как переживающий просыпается, следуя тому же самому принципу, который действует в нашей повседневной жизни, когда наше сознание переходит от состояния сна к состоянию бодрствования. Когда пуруша просыпается, это первое пробудившееся сознание после сна пракрити называется буддхи. буддхи — это, другими словами, воспоминание об Универсальном “все-это“, которое формирует переживание шуддха видьи, но затем становится тусклым и неопределенным на стадии пуруша-пракрити. Кроме того, буддхи имеет другие содержания, которые возникли из предыдущего опыта человека. Они именуются самскарами, дистиллированными сущностями, абстрагированными от конкретных переживаний нашей повседневной жизни.

15. Ахамкара.

Из буддхи происходит ахамкара, который является идентификацией человеком себя как отдельной личности. Он не есть только абстрактное “я“, но всегда “я такой-то и такой-то“. Это “я“, или эго, есть совокупность всех переживаний, которые человек имел с детства.

Различие между ахамкарой и буддхи заключается в том, что ахамкара является переживанием “я есть все это, и все это — мое“, в то время как буддхи — это просто переживание “все это есть“ без какого-либо отношения к “я“ и “мое“.

Поскольку ахамкара существует посредством отбора отдельных элементов, в качестве владений или частей себя, ее функция — это, главным образом, самоприсваивание. ахамкара может быть понята исключительно как сила самоприсваивания — поставки материалов в эго.

Хотя ахамкара — это опыт, в котором гуна раджаса преобладает, он содержит другие две гуны, но в подчиненной и подавленной форме. Аналогично тамас и раджас существуют в буддхи, хотя саттва в нем наиболее ярко выражена. Важно помнить, что, поскольку пракрити — это просто гуны в состоянии равновесия, все ее производные, такие, как буддхи, ахамкара и все дальнейшие, должны содержать все три гуны, даже если только одна из них преобладает, в то время как другие остаются в подчиненной форме.

16. Манас.

Из ахамкары происходит манас, который непрерывно занят созданием или выделением образов, по мере того, как чувства дают информацию, относящуюся к внешнему миру. Он также включает фактор внимания, которое постоянно движется от чувства к чувству. Человек может иметь целый мир перед собой, и его чувства могут быть бомбардируемы множеством раздражителей; но эти раздражители могут не производить каких-либо ощущений, если человек находится в состоянии “отсутствия ума“. Чувства, следовательно, должны быть во взаимодействии с умом, для того чтобы они могли продуктивно действовать. Ум — это то, что создает образы из чувственных данных. Он является тем же самым, что и манас, поскольку манас — это фактор, который приходит в действие немедленно после того, как чувственные данные получены. Все другие элементы, которые необходимы для того, чтобы воспринимать что-либо, например, корову или лошадь, задействуются позднее. Сначала строится картинка; затем она включается в совокупность предыдущего личного опыта, который образует личное “я“, или ахамкару, и сравнивается с общими понятиями буддхи. манас находится недалеко от чувств и выступает посредником между ними и ахамкарой, в то время как буддхи лежит еще дальше, по ту сторону ахамкары. Очевидно, что манас весьма активен и должен беспрерывно двигаться от одного чувства к другому и от чувств к ахамкаре, которому он поставляет все чувственные данные после того, как он превратил их в образы. манас — это, другими словами, состояние активности, или кинетическое состояние, следующее за сравнительно статичным ахамкарой. Оно следует за ахамкарой подобно тому, как состояние активности, когда человек начинает двигаться, следует за его пробуждением от сна. Несмотря на свою интенсивную активность, манас образован, по преимуществу, не из гуны раждаса. манас, как таковой, есть переживание активности во тьме, так сказать, невидимой и непросвещенной светом буддхи. По этой причине он образован, главным образом, гуной тамасом. Хотя слепой и работающий во тьме, манас является все же переживанием нащупывания, поиска, однако несознательного. Он, следовательно, источник желаний. Говоря кратко, Господня сила желания становится гуной раджасом ограниченной души и действует как ахамкара, или эго. Его сила знания становится гуной саттвой и действует как буддхи, который характеризуется ограниченным знанием объекта. Его сила действия становится гуной тамасом и действует как манас, или ум, который характеризуется сомнением.

17-26. Пять чувств восприятия, пять сил действия и пять рудиментарных элементов.

Манас — это не единственный продукт ахамкары. Две другие группы таттв также происходят из него. Они называются:
а) индриями, которые делятся первоначально на два класса: пять джняна индрий, или чувств восприятия, и пять карма индрий, или сил действия, и
б) пятью танматрами, или рудиментарными элементами.
Индрии — это не физические органы слуха, ощущения через прикосновение, зрения, вкуса и обоняния, и не телесные органы действия, но способности пуруши, которые действуют через эти физические органы. Джняна индрии — это силы восприятия, а карма индрии — это силы действия, которые относятся скорее к их физическим проявлениям, чем к сенсорной и двигательной нервной системе.

Существуют пять джняна индрий:
17. сила слышания, или чувство слуха (сротра);
18. сила ощущения через прикосновения, или тактильное чувство (твак);
19. сила видения, или чувство зрения (чакшу);
20. сила вкуса, или чувство вкуса (джихва);
21. сила обоняния, или обонятельное чувство (гхрана).

Существуют пять карма индрий, или сил действия:
22. сила говорения, или орган речи (вак);
23. сила хватания и манипулирования руками (пани);
24. сила передвижения, или движущий орган (пада);
25. сила извержения, или выделительный орган (пайю);
26. сила расслабления и сексуального удовлетворения, или производительный орган (пастха).

Следует помнить, что эти физические области или органы не являются пятью силами действия как таковыми. Конечно, обычно они являются инструментами, посредством которых выполняются операции этих сил действия. Фактически они были созданы для этих целей вследствие желания пуруши действовать этими пятью путями. В действительности силы действия расположены в тонком теле. Но если соответствующий физический орган будет поврежден, сила действия, которой он служит как внешний инструмент, еще может найти какой-нибудь другой способ выполнять свои функции. Если, для примера, нога повреждена, сила передвижения, которая является сверхфизической силой, может найти некоторый альтернативный способ для передвижения человека, необязательно столь же эффективный, как при помощи ноги, но все же достаточно эффективный.

Аналогично, пять физических органов чувств (ухо, кожа, глаз, нос и язык) служат как внешние инструменты для действия пяти чувств восприятия. Джняна индрии неидентичны с ними и не зависимы абсолютно в своей работе от них. Эти пять сил проявляются, как было сказано выше, из ахамкары, и они функционируют одновременно с манасом. Имеет место следующий процесс.

Уже было показано, что манас — это источник желаний. Эти желания всегда направлены к одному из пяти путей восприятия: к слышанию, к ощущению через прикосновение, к зрению, к слуху, к вкусу и к обонянию. Также они направлены к тому или другому типов действия: к выражению или речи, к перемещению, хватанию или держанию, к движению, к извержению и к наслаждению сексом.

Другими словами, желание, представленное манасом, не может существовать само по себе. Оно является желанием воспринимать или действовать. Когда пуруша достигает стадии ахамкары и манас возник, тогда возникает и желание. И в этот самый момент также возникают эти десять сил восприятия и действия. Когда желание возникает и принимает эти десять форм, одновременно возникают также десять индрий. Здесь следует вспомнить, что Парамашива ограничивает себя и становится воспринимающими органами чувств и их объектами при преобладании Его силы знания. Он ограничивает себя и становится органами действия и их функциями при преобладании Его силы действия.

Ашуддха таттвы. [с 27 по 36].

27-31. Танматры (тонкие элементы).

В тот момент, когда чувства восприятия возникли, пять танматр, или тонких элементов восприятия, также проявляются из того же самого ахамкары, потому что индрии не имеют смысла и не существуют без объектов, с которыми они неразрывно связаны. Например, индрия слышания не имеет смысла, если нечего слушать, т.е. если нет звука. Аналогично, индрии ощущения через прикосновения, вкуса, обоняния не имеют смысла без одновременного отношения к чему-то, что можно чувствовать, вкушать и обонять. Следовательно, в тот момент, когда манас создает желания, ахамкара принимает тройную форму: Я — (1) желаю — (2) видеть — (3) некоторый цвет. В этом переживании “Я“ — это ахамкара как основа; и три формы его проявления — это желание, которое есть манас, видение, которое есть индрия зрения, и представление о некотором цвете, которое является объектом восприятия. Легко видеть, что манас как желание и чувство зрения как сила пуруши — это модификация ахамкары. Также объект, в данном случае, это представление о некотором цвете, это не что иное, как форма ахамкары, осознанная как его собственное восприятие, спроецированное вовне, так как нет другого источника, из которого оно может поступить в ахамкару. В последующем опыте некоторые вещи могут в определенных случаях происходить из внешнего источника и затем включаться в ахамкару и становиться его собственными. Но на рассматриваемой стадии такой опыт невозможен; следовательно, это восприятие, которое частный ахамкара принимает как свое собственное, может произойти только из самого ахамкары. Таким образом, с проявлением пяти индрий восприятия соответствующие объекты восприятия также появляются из ахамкары.

На этой стадии, однако, эти объекты носят весьма общий характер; другими словами, они являются только общими ментальными концепциями (27) звука как такового, отличного от частных форм звука, т.е. звуков различной высоты и тона; (28) прикосновения как такового, отличного от его различных форм, таких, как холод, тепло, жар, твердость и мягкость; (29) цвета как такового, отличного от частных оттенков цвета, таких, как красный, зеленый и голубой; (30) вкуса как такового, отличного от частных видов вкуса, таких, как сладкий, горький и соленый; и (31) запаха как такового, отличного от частных типов запаха, таких, как аромат или зловоние.

Фактически здесь еще нет причин, по которым будут восприниматься, даже на ментальном уровне, какие-либо частные формы или оттенки, те или иные. Такие детали воспринимаются только на следующей стадии вместе с переживанием физического мира. Это показывает, что эти общие концепции звука как такового и т.д. должны уже существовать в некоторой части или аспекте человеческой природы как факты опыта; и, оставаясь там, они служат как стандарт сравнения, который позволяет ему обсуждать частное в совершенно общих терминах. Эти общие представления называются танматрами, или рудиментарными элементами частных чувственных восприятий.

Когда эти танматры проявляются, пять карма индрий также появляются в это же время из того же самого ахамкары, но как результат реакции на джняна индрии.

Таким образом, продукт ахамкары троичен: (1) манас и джняна индрии; (2) карма индрии; (3) танматры. Их не следует понимать как вещи, существующие независимо, сами по себе, но как собственность пуруши, который на этой стадии в форме ахамкары вместе с буддхи лежит в их основании. Человек, наделенный этим, может быть определен как душа.

Принципы материальности.

32-36. Пять грубых элементов.

Когда эта стадия достигнута, пуруша, или, как мы его можем теперь называть, душа уже готова для цикла существования и опыта в качестве полноценной индивидуальности. Существует еще один шаг в ее развитии, который может быть определен как материализация души, или пуруши. Он заключается в следующем.

На последней стадии, как уже отмечалось, объекты опыта носили общий характер — звук, прикосновение, цвет, вкус и запах как таковые, без восприятия каких-либо различий в них. Фактически, хотя вначале такие объекты могут быть воспринимаемы, постепенно это восприятие прекращается. Пока человек не является йогом, если он встречается с чем-то, что не имеет различий в себе, он постепенно перестает это воспринимать. Находясь в такой ситуации, его ум усердно ищет изменение или различие. Аналогично, если душа встречается когда-либо со звуком-как-таковым, она прекращает воспринимать его вообще. Хотя звук обычно воспринимается человеком, когда он однообразно вибрирует, но после того, как уши привыкают к нему, человек не замечает его или начинает засыпать.

Таким образом, из общего восприятия звука-как-такового, возникает восприятие частных или отдельных звуков. Аналогично, из восприятия прикосновения, вкуса, цвета и запаха, как таковых, возникают также восприятия их разнообразных разновидностей.
Пока еще здесь нет физического тела, нет и локализованного чувства слуха. Имеется опыт распространения чего-то во всех направлениях, по широкому простору пространства, которое называется эфирностью. Оно не имеет движений и функций какого-либо вида. Аналогично, из различий, возникающих в прикосновении-как-таковом, появляется воздушность, из цвета-как-такового — оформленность, из вкуса-как-такового — жидкостность, из запаха-как-такового — принцип стабильности и твердости. Они вместе называются пятью грубыми элементами, состоящими из: (32) акаша, (33) вайю, (34) агни, (35) ап, (36) притхиви таттвы. Они являются компонентами физического мира, как он в действительности воспринимается. Грубые элементы — это низшие границы проявления Парамашивы, достигшего высшей степени сокращения, в несознательной форме. Предшествующие факторы (до пяти танматр включительно) образуют сверхфизическую вселенную.
Эти таттвы образуют всю вселенную — физическую и сверхфизическую во всех ее возможных изменениях и комбинациях.

[А.М. Джайадхар (Бхайравананда)]