Феномен лоха и феномен бхайравайта

Все люди делятся на крутых и лохов, причём лохов гораздо больше. Это общеизвестно. Но человечество всегда интересовалось людьми крутыми. Его всегда занимал вопрос, в чём их секрет, что нужно делать, чтобы быть такими крутыми.

Лохи составляют подавляющее большинство человечества. Подавляющее не значит господствующее. Муравьи, например, – самые многочисленные животные, но кто же назовёт их господствующей формой жизни? Так же и лохи – господствовать не могут в принципе. Не в их силах что-то серьезно решать даже в собственной жизни – какое уж тут господство. На то они и лохи! Удел лохов – сливаться в тягучую серую массу и служить фоном для событий, значительно интереснее их самих. Иными словами, лохи – пожизненные статисты, набивочный материал общества – оно, как и природа, не терпит пустоты. Устройство психики лоха таково, что он никогда не отвечает за свои действия, неспособен планировать ближайшее будущее, неспособен осознать уровень своей тупизны. Все его решения и суждения построены на непроверенной информации из случайных источников. Например таких, как надписи на заборе, высказывания анонимов, утверждения других лохов и телевизионная пропаганда.

То, что конкретный человек – лох, лучше всего видно по его жизненному пути, вернее, по отсутствию оного. Не называть же, в самом деле, полноценным жизненным путём то невнятное броуновское движение, происходящее с лохом по мере того как он почём зря проживает свои годы. Если сформулировать сказанное другими словами, то лох – это человек без будущего, а пожилой лох – ещё и без прошлого. Конкретный индивид называется лохом не потому, что его жизнь не складывается – напротив, его жизнь не складывается именно потому, что он лох. По этой же причине жизнь его не сложится никогда. Несмотря на это, описанный недостаток критерия позволяет каждому отдельному лоху лохом себя не считать. Лох может самонадеянно думать: «Я не лох. На самом деле я крутой, просто пока не состоявшийся. Может, у меня всё ещё впереди». Такой лох руководствуется своего рода презумпцией невиновности – пока жизнь до конца не прожил, ничего и не доказано. А раз не доказано, то он, вроде как, и не лох. На самом деле лох ещё какой, и если дождаться доказательства, оно это подтвердит. Лох – это внутренняя сущность человека, предопределяющая всю его жизнь. Можно сказать, что лох – это некоторая ущербность, потому что всякому лоху для жизненного успеха чего-то недостаёт: кому-то из них ума, кому – воли, кому – энергичности, инициативности, хладнокровия, смелости или ещё чего-то другого, но недостаёт. Это делает лоха недееспособным, вернее, ограниченно дееспособным. Ресурсов лоха хватает только на то, чтобы поддерживать жизнедеятельность своего организма и проживать свою жизнь, но не хватает на большее. Если жизнь крутого человека – это движение вперёд, то жизнь лоха – топтание на месте. Энергичные лохи топчутся особенно усердно. По большому счёту, сегодняшний день лоха подобен завтрашнему, а завтрашний – вчерашнему. 

В этом отношении лох очень похож на того мужика из анекдота, который поймал Золотую Рыбку и загадал желание: 

– Рыбка, рыбка, сделай, чтоб у меня всё было!
– Мужик, у тебя всё было.

Так же и лох. Его будущее мало отличается от его настоящего и прошлого, а всё, что у него будет, у него уже было и есть. Иными словами, как ничего примечательного не было, так и не будет. Ну, разве что, болячек добавится с возрастом, но вряд ли лох обрадуется таким переменам.

Дело в том, что лох совершенно не приспособлен для достижения жизненного успеха и обречён всю жизнь дрейфовать под влиянием внешних обстоятельств в окрестностях точки старта. Такой дрейф в подавляющем большинстве случаев незначителен, хотя изредка случается, что лоху вдруг повезёт – например, он выиграет в лотерею. Общая картина от этого не меняется: на одного лоха, которому повезло, приходятся миллионы других, с которыми такого не произошло и никогда не произойдёт. В общем, лох не является хозяином своей жизни, скорее уж – её заложником. 

Когда лох вступает во взрослую жизнь, он заранее не имеет шансов, но сам об этом не знает. Наоборот, довольно часто лох вначале с юношеским пылом ожидает своего светлого будущего. Только сбыться этим мечтам не суждено, и вместо цветущего сада происходит в жизни лоха заурядная обыденность, как бы его это ни огорчало. По первости лох объясняет это для себя тем, что просто время ещё не пришло. Но время идёт, идёт, а всё никак не приходит, и лох потихоньку начинает подозревать неладное. Из-за этого порой ударяется в лёгкую панику, но успокаивается и ждёт дальше, продолжая заниматься своими привычными делами. 

Для взрослых особей лохов с высокой точностью справедлив признак, что лох – это человек, не имеющий сколь-нибудь значимых достижений. В самом деле, будь такой человек не лох, смог бы уже кое-чего добиться. Возможные возражения лоха, что ему это не надо, что его и так всё устраивает – не более чем неубедительные попытки придать себе вид философского благородства. Такие оправдания стоят немного, потому что чего у лохов не отнять – так это желания жить лучше. Желание есть, а вот с возможностями хуже. Возможностей – как у хромого взять медаль в спринте. Лох, конечно, может несколько раз безуспешно попытаться. Особо неуёмные и суетливые лохи таких попыток могут сделать много. Результат всё равно один – его отсутствие. А уж оставив сие безнадёжное дело, лохи и начинают убеждать себя и окружающих, что их и так всё устраивает. Некоторые же лохи изначально не совершают никаких поползновений и сразу занимают позицию «мне и так хорошо». Такие лохи наиболее благоразумны, следует отдать им должное. В самом деле, если ты лох, то всё равно у тебя ничего не получится. Зачем тогда дёргаться и изнурять себя бессмысленной тратой сил?

Если лох умрёт, то этого никто и не заметит, кроме ближайшего окружения. И вспомнить о нём будет нечего. О людях ведь вспоминают по их деяниям и достижениям. А о лохе что можно вспомнить? – что был такой. И это всё, что он в своей жизни сделал – был, место занимал. А теперь лопух из него растёт. Поэтому лохи во многом подобны глупым надписям, которые сами же оставляют нацарапанными на скамейках, стенах, коре деревьев и на достопримечательностях. Эти надписи, как и сам лох, имеют значение и интересны лишь для него самого, а других людей, когда попадаются им на глаза, только раздражают. Нанося свою печать, лох портит хорошие вещи и оскорбляет взгляд других, навязчиво лезет заявить о своём существовании, которое никому не интересно. Его каракули занимают место и не имеют никакого смысла, так же без всякого смысла занимает место в пространстве он сам, что у окружающих нередко вызывает только досаду.

Судьбы лохов потрясающе похожи одна на другую. Поэтому расхожее выражение о том, что лох – это судьба, совершенно справедливо. Действительно, сколь бы самонадеянны и амбициозны ни были лохи, все они проживут свою жизнь по одинаковому сценарию: просто проживут и всё – статистика предшествующих поколений лохов это подтверждает. Изменить свою лоховскую судьбу, которая крепко держит его на месте, не в силах лоха, потому что эта судьба является следствием его лоховской натуры. Шансы лоха миновать означенную безысходность примерно равны шансам малышей найти клад в детской песочнице. 

хотелось бы для пущей ясности упомянуть об одном политкорректном аналоге слову «лох». Это – слово «обыватель». Политкорректность, как известно, служит для сокрытия сути – чтобы сбивать с толку и вводить в заблуждение. Не совсем понятно, станут ли счастливее проститутки, если называть их работницами сексуальной сферы услуг. Может, и станут – трудно сказать. Потому оставим лохам возможность утешать себя тем, что они не лохи, а всего лишь обыватели.

Жизнь лоха беспросветно однообразна. Ничего выдающегося или неординарного в ней не происходит. Конечно, в жизни лоха бывают события, для него самого значимые. Например, окончание школы, поступление в институт или служба в армии, защита дипломной работы, свадьба, поездка на отдых в Египет. Сюда же относятся ежегодно справляемые дни рождения. Все эти жизненные вехи чрезвычайно важны для лоха, но совершенно заурядны, благо всё это бывает у большинства таких же, как он – тоже лохов.

Основная деятельность лоха происходит на работе. На работу лох ходит не за тем, что это ему интересно и нравится. Наоборот, лох свою работу обычно не любит, потому что она давно ему надоела и набила оскомину. Но ходить на работу лоху приходится – ведь нужно зарабатывать деньги. Лох смертельно устаёт терпеть эту безысходность, но поделать ему с этим нечего. Поэтому он рад всякой паузе, прерывающей унылую череду его безрадостных будней. Будь то выходные, праздничный день или отпуск – лох ждёт их с томительным нетерпением. У лохов даже бытует своего рода культ пятницы – потому что именно с вечера этого дня начинаются выходные. В Интернете можно встретить видимо-невидимо картинок, посвящённых данному дню недели – как он чудесен, как лохи его любят и как сильно ждут.

Вообще, ожидание – характерная черта жизни лоха. Его жизнь подобна стоянию в очереди. Стоят в ней люди, и это вынужденное ожидание их раздражает. «Скорей бы уже!» – думают они про себя. Вот и лох постоянно желает, чтобы скорее проходили его дни. Дни, составляющие его жизнь. Стоит он в очереди, подгоняет, а очередь та на приём к смерти. А умирать лох не хочет, кстати говоря. Вот и пойми его.

Так и живёт лох от выходных до выходных. А наступают выходные – предается праздным занятиям и незатейливым развлечениям. Чаще всего выпивает со своими друзьями-лохами или просто смотрит телевизор. Всё это для того, чтобы развеяться после рабочей недели, отвлечься. А в понедельник снова на работу. А помимо работы лох если и занимается какой-либо продуктивной деятельностью, то обустройством своего быта.

Если резюмировать, то жизнь лоха сводится к тому, чтобы на неё зарабатывать. А смысл жизни лоха по большому счёту заключается в том, чтобы её прожить. Чистое лоховство, не правда ли? Лохи и сами недовольны своей жизнью, ибо считают, что достойны лучшего. Правда, они не задаются вопросом, насколько они этого лучшего заслуживают, но просто знают, что они его достойны. А раз достойны лучшей жизни, они её ждут. Не сказать, что они для этого предпринимают что-то серьезное. Лохи вообще не способны на какие-то самостоятельные свершения. Потому они просто ждут, как благодати свыше или ещё откуда. Ждут новой жизни, а в это время их настоящая жизнь проходит мимо. Бывает, лоху выпадает возможность изменить свою жизнь к лучшему. Но лох не решается ей воспользоваться – всё сомневается, боится чего-то. А когда возможность уже упущена, начинает себя ругать за своё ротозейство. Но ещё чаще лох выпавшей ему возможности даже не замечает. Потом может и спохватиться – когда уже поздно. В обоих случаях он себе клятвенно пообещает, что уж в следующий-то раз будет поумнее и своего не упустит. Может, и не упустил бы, если бы повторилась в точности та же самая ситуация во второй раз, но такого не бывает. Потому если следующий раз и случается, то заканчивается так же, как и первый. И продолжает лох влачить своё существование дальше в привычной колее своего нехитрого бытия.

Некоторые умники наверняка опрометчиво возразят – дескать, у описанного лоха могут быть дети. А вырастить и воспитать детей – занятие достойное и заслуживающее уважения. Потому описанный лох вовсе и не лох, и жизнь его не так бессмысленна, как кажется на первый взгляд.

Помилуйте, ну что выдающегося в том, чтобы иметь детей? Дети рано или поздно случаются у большинства лохов. Чем тогда один лох отличается от другого, чтобы его можно было назвать крутым? Как сказал классик: «Чтоб иметь детей, кому ума недоставало?». Кошки, например, куда больше в этом преуспевают – раз в полгода приносят многочисленный приплод, который уже через год начинает делать то же самое. Вот и лохи – плодят лохов, и так бесконечно. Сомнительное достижение. Бывает, конечно, что потомок родителей-лохов оказывается крутым, так в том его собственная заслуга, а отнюдь не родительская. И крутым такой отпрыск вырастает не благодаря, а вопреки родительскому воспитанию. В самом деле, что, кроме лоховства, может привить родитель-лох своим воспитанием? Правильно – ничего.

Самому ничего не добиться в жизни и надеяться, что за тебя это сделают твои дети – чистое лоховство. Потому предложенное возражение не только не опровергает, а, напротив, подтверждает принадлежность лоха к племени лохов. 

Лох – человек без будущего. Потому признать себя лохом равносильно согласиться на глупое доживание без каких-либо перспектив, добровольно отказаться от всякой мечты и желаний. Кроме того, это означает признать бессмысленность своего существования, собственную ненужность и никчёмность. Всё это крайне болезненно для самолюбия и вредно для нервной системы, поэтому совершенно естественно, что ни один лох не желает себя лохом считать. Можно сказать, что это запрещается инстинктом самосохранения.

Однако на подсознательном уровне лох всё равно чувствует, кем он является на самом деле. Это враждебное ощущение хронически гложет лоха, перемежаясь периодическими обострениями. Возникающее в результате беспокойство, сомнения и неприятные догадки вступают в противоречие с императивом ни в коем случае лохом себя не признавать, поэтому лоху то и дело требуется убеждать себя в том, что у него всё в порядке. Лох отыскивает и придумывает соответствующие подтверждения, прямо или косвенно постоянно доказывает себе и окружающим, что он совершенно точно не лох и даже претендует на некоторую крутость.

Короче говоря, будучи лохом, приходится принимать меры, чтобы уберечь себя от убийственной истины. Следует отметить, что процесс по целенаправленному введению себя в желаемое заблуждение не так прост, как может показаться на первый взгляд. Нет, обыкновенно это целый механизм, состоящий из нескольких взаимоувязанных блоков, и полное функционирование этого механизма требует от лоха немалых усилий. И лох эти усилия прилагает, хотя достойны они лучшего применения. В самом деле, используй лох свои ресурсы в более продуктивных целях – глядишь, и не был бы лохом, но чтобы так поступать, требуется уже им не быть, потому лох продолжает оставаться лохом, а свои усилия тратит на то, чтобы ни в коем случае об этом не узнать. Занимается самообманом и генерированием приятных иллюзий, следуя древнейшей страусиной мудрости: спрячь голову в песок – чего не видишь, того, значит, и нет. Сами страусы, кстати говоря, голову в песок не засовывают.

При оценке себя на принадлежность к категориям лох/крутой в первую очередь уместно рассмотреть собственные достижения и неудачи, оценить баланс актив/пассив, так сказать. Понятно, что если рассматривать беспристрастно, то у лохов данный баланс получится непригляден, а то и вовсе плачевен. Спрашивается тогда: зачем нужна эта дурацкая беспристрастность, если она так мешает получить заранее заданный правильный ответ?! В смысле, не правильный, а желаемый. Раз она мешает, то и долой такую враждебную беспристрастность! Благо, есть гораздо более приятный метод подсчёта, которым лохи и пользуются. Делают они это следующим образом.

Во-первых, если у лоха когда-то что-то получилось, он максимально преувеличивает значение этого успеха и свои заслуги в нём. Дескать, был осуществлён настоящий прорыв, да ещё и в максимально неблагоприятных условиях, при которых сделать это было практически невозможно. И довести всё до победы удалось исключительно благодаря личной компетенции, уму и целеустремлённости. Если имела место посторонняя помощь, то её значение либо преуменьшается, либо обходится вниманием. Фактор везения либо отвергается, либо же зачитывается под лозунгом «Удача благоволит лучшим». В общем, понятен принцип, да?! Например, перевёл слепую бабушку через дорогу, а себе зачёл как «Проявив образцовую гражданскую сознательность и незаурядное мужество, рискуя собственной жизнью, предотвратил кровавую дорожно-транспортную катастрофу с массовой гибелью человеческих жертв».

Во-вторых, лохи стараются максимально оправдывать свою вину за собственные неудачи. Дескать, там многое от них не зависело и зависело не от них, а на самом деле всему виною неблагоприятные обстоятельства; случайность; некомпетентность товарищей; происки завистников; магнитные бури; всемирный еврейский заговор; совковый менталитет окружающих; проклятый чекистский режим, удушающий гражданские свободы; козни империалистических спецслужб, подрывающих стабильность путинской вертикали; отсутствие цивилизованного свободного рынка, а то и всё это вместе взятое. Отыскивать виноватых в своих неудачах – одно из любимых занятий лохов.

Впрочем, если неудача не носит характер полного провала или катастрофы, её можно и вовсе не засчитывать – ведь главное, чтобы баланс актив/пассив не выглядел совсем уж вопиющим. Когда то или иное намерение лоха не привело к желаемому результату, отсутствие успеха лох и не заносит в графу пассива, тем более что виноват всё равно не он. В итоге лох может даже похвалить себя за то, что сам всё делал правильно. А то ведь всё могло закончиться гораздо хуже, но он не допустил.

Когда лох замечает, что каким-то местом выглядит лоховато, он придумывает этому благопристойное объяснение, в свете которого, как ему кажется, выглядит вовсе не лохом. Правда, с аргументами зачастую случается катастрофический недостаток, тогда приходится прибегать ко всяким общим тезисам, расхожим афоризмам, прописным истинам и прочей затасканной философии. Например, лох может себя утешать: «Не в деньгах счастье» или «У других всё гораздо хуже», а то и сделать вывод, что его горести есть следствие его же достоинств: «Умные всегда несчастны». Ещё и Грибоедова может припомнить с его «Горем от ума», если позволит уровень образованности. «Жизненные тяготы – это испытание свыше,» – ободряет себя лох, не чуждый веры в сверхъестественное, услышанной где-то фразой – «а испытаний свыше удостаиваются лишь избранные!». Вот только горемыка не задаётся вопросом, какая же важная миссия на него возложена, для чего именно он избран. Для того, чтобы быть лохом, очевидно.

На худой конец, при очередном своём крупном провале или жизненной неприятности лох всегда может просто сказать себе: «Всё что ни делается – всё к лучшему!». Правильный перевод этой фразы такой: «Я сам не знаю, почему, но несмотря ни на что я всё равно не лох!». Иначе говоря, лох охотно прощает себе даже крупные неудачи, как если бы их вовсе никогда не было.

Или вот, скажем, не ладится у лоха с личной жизнью: баба от него ушла или же доканали постоянные скандалы и выяснения отношений со своей пассией, так что хоть в петлю полезай. Ну, так сам лох к данному положению вещей не причастен, потому что широко известное поверье «Все бабы – стервы» полностью снимает с него ответственность за проблему. Это не он такой идиот, что с ним всякая женщина ведёт себя как стерва, нет. На самом деле он крут, просто таков уж закон мироздания. Природой так положено, чтобы все женщины были стервы, и ничего ты тут не поделаешь – это так же непреложно, как и всемирное тяготение. 

Разумеется, сказанное выше справедливо и по отношению к тем недалёким клушам, что убеждены, будто все мужики – козлы. Такие любят обиженно покудахтать о том, какие они женщины замечательные да ценные, а эти мужики, сволочи неблагодарные, чтоб глаза у них лопнули! Конечно, во всём виноваты мужики – не признавать же себя галимой лоханью, все достоинства которой исчерпываются первичными и вторичными половыми признаками, то есть дыркой между ног и парой сисек. Да и те, по правде сказать, чаще всего довольно паршивого качества.

Другой вариант самооправдания лоха заключается в апеллировании к сослагательному наклонению. Например, так: «Если бы я не был пьяным, фиг бы меня этот торгаш на рынке обсчитал!». Или так: «Если бы этот урод дрался честно, тогда бы я ему по-любому навалял!». Ах, если бы только! «Если бы у меня был богатый папа…», «если бы я не был так воспитан…», «если бы не психологическая травма, нанесённая в детстве…», «если бы не развалился СССР…», «если бы родители на меня в детстве не забивали…», «если бы мне не приходилось содержать семью…», «если бы я жил не в провинции, а в Москве…» – уж я бы тогда бы да бы! Сколько таких самооправданий, которыми утешают себя лохи – не счесть! Выглядят они все не сильно убедительнее уверения о том, что если бы «Запорожец» не прилип колесом к жвачке на асфальте, он бы мог обогнать «Феррари». Доходит до смешных казусов, к которым лохи, тем не менее, относятся со всей серьёзностью: «если бы только я этого по-настоящему захотел…» или «если бы мне это было действительно нужно…».

Если бы было нужно… В том и дело, что когда лохи не могут себе чего-то позволить, они любят придать этому независимый и благородный вид собственного решения: «Мне это не нужно». Ещё и приведут рациональные доводы, обесценивающие для них выбор того, на что никогда не хватит их кошелька: «Я бы не хотел себе «Хаммер» – с ним на бензине разоришься». И невдомёк бедолаге, что владельцам «Хаммеров» и в голову не приходит считать бензиновые копейки. 

Увидев новенькую «Бентли», лох запросто раскритикует своему приятелю её дизайн, подвергнет сомнению . Надёжность её подвески на российских дорогах, после чего оба проследуют до ближайшей палатки закусить шавермой. И напротив, лох похвалит то, что у него есть, тоже аргументы рациональные приведёт: «Если у моей «семёрки» в дороге что-то сломается, мне это в первом же сервисе починят занедорого. Это не для иномарки бегать запчасти искать по немереным ценам». Ага, правильно, потому он себе такую машину и купил, что очень выгодно ей владеть – удобно и практично. Следует ли пояснять, что только она ему и доступна.

Значимость отсутствия серьёзных достижений в своей жизни лох всегда готов умалить до нуля с помощью довольно пошлого, если не сказать вульгарного, приёма, который по задумке должен выглядеть по-философски и давать дополнительный бонус, выставляя лоха в облике мудреца, постигшего суть мироздания и бренность бытия. Упомянутый приём – апелляция к смерти. Притом это касается далеко не только материальных богатств, хотя в первую очередь, разумеется, их. Как бы никчёмен ни был в жизни лох, он всегда может утешить себя тем, что смерть всех уравняет, потому что нажитое с собой в могилу не заберёшь, а мёртвого богача будут поедать в точности такие же червяки, как и бомжа с помойки. «Взять, например, Майкла Джексона,» – рассуждает лох – «У него было всё: деньги, признание, толпы поклонников. Он умер в свои 50 и ему ничто из этого не помогло, а теперь ему это всё не нужно». В общем, нет смысла чего-то добиваться, потому что всё равно всем помирать. Обогатить человечество научным открытием, которое пропишет твоё имя в веках и люди будут с благодарностью вспоминать тебя через столетия после твоей смерти? Мёртвый всё равно об этом не будет знать и ему будет всё равно. Так что это бессмысленная суета и глупая трата времени. Написать книги или музыку, которые будут цениться потомками? Мёртвому на это больно наплевать. Обременённый эрудицией лох может даже процитировать Соломона: «Живому псу лучше, чем мёртвому льву». Вот только про то, что пока ты жив, гораздо предпочтительнее быть львом, нежели псом – об этом лох предпочёл бы не помнить, потому что это прямо указывает на его лоховство. Про то, что начиная с оправдания своего лоховства, он по сути закончил плевком во всех великих людей, объявив их образ жизни бессмысленным, лох просто не подумал. Про то, что точка зрения, которой лох пытается защититься от неприятной для него реальности, сугубо эгоистическая, ведь то же богатство имеет смысл наживать, чтобы передать его детям – про такую эгоистичность лох тоже не подумал. Впрочем, по-настоящему лох в свою философию и не верит, она нужна ему лишь для того, чтобы самооправдаться и утешиться. На самом же деле лох совсем не отказался бы от богатства или славы. Другое дело, когда их нет и они никогда не светят – тогда выгодно напустить на себя философский вид, будто тебе это и не нужно.

Любимые декларируемые достижения лохов – самостоятельность и независимость. «Я сам! Сам поступил в унитазолитейный институт в Усть-Пердюйске, сам его закончил, сам устроился на работу мальчиком на телефоне, сам снимаю квартиру в Южном Бутове, сам выплачиваю кредит за свой «Форд-Фокус», сам ездил отдыхать в Египет! Я самостоятельно себя обеспечиваю и ни от кого не завишу!». И торжественно заносит свои самостоятельность и независимость в колонку «актив» как великую победу. Ладно бы так мыслил лох юный – по малолетству оно даже и оправдано, но так же рассуждают и тридцатилетние лохи: «Я всего добился сам!». Да чего добился-то?! Работа офисной крысой – это достижение что ли?! Ну, тогда вопросов нет.

Между прочим, об уровне человека можно довольно точно судить по тому, с кем он себя сравнивает в выгодном свете. Лох, гордящийся своей самостоятельностью и независимостью, по сути выгодно сравнивает себя с великовозрастным иждивенцем, сидящим на шее родителей или жены. Лестное сравнение, ничего не скажешь. А тот, в свою очередь, может заявить, что он хоть не унижается, работая дворником за нищенскую зарплату. Или того пуще: «По крайней мере я не алкаш и не бомж какой-нибудь!». Вот уж, действительно, серьёзное достижение – не быть бомжом!

Лохи любят зачесть себе в заслуги какие-то совершенно эфемерные и неизмеряемые вещи. Например, духовность. Нигде нет единого определения духовности, потому каждый лох вполне может определить духовность по своему усмотрению, чтобы самому выходить духовным. Так что вполне может оказаться, что в качестве занятий, способствующих его духовному развитию, лох числит просмотр сериала про Доктора Хауса или чтение фэнтезийных книжек. К тому же лохи искренне считают своё ханжество не чем иным, как высочайшей и чистой моралью, откуда, опять же, вера в собственную духовность.

Лохи, кстати говоря, запросто заносят себе в актив ещё один пунктик – «зато я счастлив». Конечно, говоря «я счастлив», лох данного типа вполне может врать в попытке обмануть себя и окружающих. Но вовсе не обязательно. Он запросто может верить в свою счастливость вполне искренне. Ведь что такое счастье в понимании такого лоха? – это не иметь проблем. Вот у него нет проблем – и он типа счастлив. При этом у него нет не только проблем, но и целей. Можно сказать, жизнь его подчинена его телу. Организму. Жрать, срать и трахаться с представителями своего лоховского окружения – вот и всё, что ему нужно. Не следует, также, забывать, что когда такой лох говорит, что счастлив, он и говорит-то про текущий момент. В данный момент у него нет проблем – он уже может напыщенно гордиться своей счастливостью. А потом появятся проблемы и тогда… Просто такой лох считает свою счастливость (а на деле лишь некоторую беззаботность, вернее даже ни к чему не стремящуюся расслабленность, которая обыкновенно бывает по молодости) присущим ему свойством, в то время как это свойство присуще, скорее, текущему дню, а вовсе не самому лоху. Сегодня у лоха нет проблем, а завтра нарисовалась маленькая проблемка – и ощущение счастья куда-то испарилось. Вот и вся счастливость. К тому же довольно трудно очень долго себя обманывать одним и тем же (а именно расслабленность называть счастьем), поэтому по прошествии определённого времени с наступлением определённого возраста ощущение собственного бытия у такого лоха обыкновенно меняется. В самом деле: полжизни отмахал, а результатов никаких. Становится слишком уж очевидно, что прожитая часть жизни просто глупо и нелепо растрачена на фигню. Усугубляется это тем, что как раз примерно к этому возрасту приходит до ужаса отчётливое осознание того, насколько мала продолжительность человеческой жизни; того, что время – ресурс крайне ценный и невосполнимый. В общем, мнимая счастливость есть зачастую лишь глупая самонадеянность малолетних лохов, которым по молодости кажется, будто жизнь впереди очень долга и чуть ли не бесконечна, отчего в их головах и блажит идиотизм про расслабуху как правильный образ жизни. 

Считать себя молодцом несмотря ни на что лоху помогает его чувство собственной особенности. Правильнее было бы даже назвать его не чувством, а ощущением, потому что оно воспринимается лохом едва ли не на тактильном уровне – настолько это ощущение явно и убедительно. Лох ощущает, что он какой-то особенный – причём именно что в хорошем смысле, и что поэтому у него всегда остаётся какая-то перспектива. В чём конкретно заключается его особенность, лох и сам никак не может толком понять. Да и не пытается. С таинственными перспективами и вовсе полный туман. Но это неважно, главное – что лох чувствует себя особенным. Чувствует, понимаете?! Это чувство, а не знание.

Лохи – двойственные существа, они одновременно стремятся быть не как все, но в то же время стремятся быть как все. Презирают толпу, искренне не желают быть её частью, но с таким же горячим рвением бегут в неё влиться и собою пополнить. Это забавно и отдаёт шизофренией. Лохи – вообще существа во многом противоречивые, но им с этим помогают успешно справляться их двойные стандарты. Ловко между ними переключаясь, лох в итоге не испытывает когнитивного диссонанса и чувствует себя довольно комфортно. Он, конечно, понимает, что быть как все – лоховство. Но отклоняться от нормы лох тоже боится, потому что это… Правильно – лоховство. А как ещё можно классифицировать отклонение от нормы?! – только как ненормальность. А что такое норма? – а это как раз и есть как все. Настоящий нонконформизм бывает только у крутых. Крутой человек действует по собственному разумению, а не из стремления быть как все или назло наоборот. Если его выбор в итоге совпадёт с выбором большинства – его это не огорчит и не обеспокоит (как и не будет вызывать радости). Если наоборот не совпадёт – тоже.

Характерная черта всех этих нонконформистских лохов – что когда им удаётся вылезти из убожества, они покидают свои группки «элитариев» и вливаются в общую толпу лохов. Выросли из утешительной лиги, доросли до большого спорта. И этому, заметьте, рады.

Лохам есть чего бояться, да. Это их фундаментальный страх – страх облошиться. Обналичиться. С одной стороны, лох надеется и даже верит, что никакого лоховства в нём на самом деле нет. С другой стороны трепещет, что это лоховство в нём всё-таки обнаружат. Поэтому требуется себя вести предельно осторожно, что лох и делает. Гарантию от обналичивания лох видит в том, чтобы быть как все. Конечно, все – это толпа лохов, и лох фактически бежит в неё записываться. Разумеется,  других лохов в этой толпе лох видит именно лохами. Точно так же и они его. А вот засвидетельствовать его лоховство не могут – потому что он как все, то есть такой же, как они. Это можно сравнить с какой-нибудь государственной организацией, полной коррупционеров. Все друг про друга знают, но помалкивают и не подают вида. В таких делах вообще желательно соблюдать тишину, не отсвечивать и не навлекать шухер. из-за боязни выглядеть глупо лохи часто делают одну глупость всей толпой. 

Крайне наглядную иллюстрацию к последнему утверждению временами можно наблюдать на входе в общественные места при небольшом, но всё-таки скоплении людей. Есть три входных турникета или двери, все действуют. (Далее будем говорить только про двери, про турникеты всё то же самое). В таких местах люди в редком потоке часто имеют склонность проходить в одну и ту же дверь за тем, кто вошёл прямо перед ними. Когда людской поток увеличивается, иногда перед этой дверью спонтанно возникает очередь – люди в ней стоят к единственной двери, а двумя соседними не пользуются, хотя ничто не мешает. И эта очередь некоторое время самоподдерживается. Что при этом происходит? Подходит очередной лох, видит три двери и одну очередь. И конечно в неё встаёт, теряя время. Нет бы ему проверить соседнюю дверь. А вдруг она заперта?! Тогда ж вся очередь про него увидит, что какой-то лох ломится в запертую дверь! «Во дурак-то, не видишь очередь стоит – что, мозгов не хватает догадаться, что она тут не просто так?!». «Ну уж нет,» – думает наш лох – «лучше встану в очередь. Постою, ничего страшного. Все стоят – и я тоже постою». 

И в этом всё дело – что все стоят. Данный пример отлично иллюстрирует, как у лохов работает стадный механизм. Как видим, при неизвестных лохам обстоятельствах они имеют тенденцию сбиться в кучку (в рассмотренном примере – встать в очередь). При этом у них вовсе нет намерения в неё сбиться – нет, они в неё сбиваются из-за боязни обналичиться. То есть никакого коллективного разума тут не присутствует, нет общей идеи встать в очередь и всем пройти через одну дверь – просто стремление лохов ориентироваться на других, а не действовать независимо от них, порождает стадо.

Поэтому и срабатывает известная стадная реакция «Все побежали – и я побежал». Включается принцип «Делай как все». Если ты остался, когда все побежали – вдруг это окажется глупостью?! И ты тогда обналичишься! А если глупостью окажется бежать, то не особо страшно – потому что обналичивания не произойдёт, ибо не хуже всех! 

Как уже упоминалось выше, весь этот стадный страх приводит к нерешительности. Лох может даже понимать, что следует делать для достижения жизненного успеха. Ему даже могут приходить в голову идеи, выпадать какие-то возможности – но все они не кажутся лоху достаточно надёжными. Он колеблется и бездействует. Из-за нерешительности, хотя она может маскироваться под лень. Лох избегает риска и предпочитает оставаться со своей синицей в руках, нежели гоняться за журавлём – который с большой вероятностью в его руки не попадёт, да ещё туда и нагадит. Свою пассивность лох оправдывает избитыми фразами: «мне это не нужно», «я счастливый и так», «для меня важнее духовные ценности, а состояния Будды я ещё не достиг» и прочими в том же духе.

На самом деле, что его действительно бы устроило – так это абсолютная гарантия. Именно гарантий ему не хватает, и из этого проистекает его косность. Хочет гарантий, а лучшая гарантия – это когда что-то проверено многими, желательно всеми. В итоге лох и делает как все, потому что это не вызывает у него боязни. К тому же большинство лохов не любят думать, предпочитая довольствоваться готовыми решениями – тем более проверенными. Это и обосновывает, почему лох перенимает у толпы лохов не только цели (что разъяснялось в предыдущей главе), но и способы достижения этих целей. 

Из желания гарантии также происходит обыкновенная страсть лохов к халяве. Зачем лоху нужна гарантия? – чтобы быть спокойным, что затраты и усилия окупятся, что не высадишься в убыток – который и сам-то по себе неприятен, но для лоха означает ещё и обналичивание лоховства. А когда не требуется ни затрат, ни усилий (или они заведомо малы по сравнению с ожидаемым результатом) – это и выступает для лохов гарантией. Поэтому на халяву лохи зачастую имеют склонность кидаться, а массово – сбегаться. Сказывается ещё и то, что лохов самих удручает та жизненная пассивность, которая проистекает из боязни обналичить лоховство. А тут есть повод поактивничать – и без всякого риска. С гарантией! К тому же, лоху кажется, что, урвав халяву, он тем продемонстрирует свою удачливость и умение жить – в общем, и сам не лох, и других лохов своей прытью опять обставил.

Механизм защиты сознания лоха от знания о собственном лоховстве – это внушительная слаженная машина, можно сказать, целый конвейер по сокрытию правды и производству самообмана, и работает сей конвейер без остановок. Устройство это сложное, громоздкое и, как мы уже успели убедиться, требует для своей работы немало энергии и ресурсов. Сама жизнь лоха в значительной (если не в подавляющей) мере подчинена этой машине. Именно от неё исходит множество мотиваций лоха, и мотивации это весомые – на уровне экзистенциальных потребностей. У лоха в их список входит дышать, пить, есть, спать, спариваться – и скрывать от себя собственное лоховство. А для последнего требуется крутить свою машинку.

Лоху необходимо постоянно себя обманывать, строить свой сияющий образ и создавать вид, подобающий, как ему кажется, не лоху. Поэтому решения о совершении каких-то действий, выбор мнений по разным вопросам, а также выбор того или иного поведения в разных ситуациях для лоха часто сводится к проблеме «буду я в результате выглядеть лохом или не лохом?». Откуда вообще эта машинка берётся? Возможно, на определённом этапе развития организма внутри лоха распознаётся ущербность и в качестве ответного защитного действия под неё настраивается защитный механизм. Более вероятно, что машинка изначально закладывается в проект, потому что собирается по нему именно лох. Ведь человеческому социуму нужны статисты, а это значит, что надо делать лохов – и делать много. А чтобы они от осознания своего лоховства не перегорали, в их конструкцию сразу закладывается система устойчивого функционирования – та самая лоховская машинка.

Так или иначе, когда она есть, её нужно крутить. Просто потому, что она не бывает просто так, а всегда за известной надобностью. У кого она есть – тот лох, а от такого знания надо спасаться. И если кто-то её крутит, в первую очередь это значит, что у него она есть. А следовательно, он делает всё правильно. Да, лох – раб своей машинки, но это ему же во благо, потому что машинка – как заботливый родитель, оберегает своё дитя, но то обязано беспрекословно слушаться. Если бы её удалось отключить либо каким-то образом убедить лоха перестать ей подчиняться и её вращать, лох не перестал бы быть лохом, но это только привело бы к проблемам. Всё-таки она является одним из его системообразующих узлов, и если её выключить, лох не сможет нормально функционировать: он моментально впадёт в чёрную тоску и депрессию, станет несчастным, а может даже у него сразу запустится программа самоуничтожения. Слишком уж жестока правда и лох не должен её узнать, она должна быть сокрыта под слоем иллюзий, которые как раз в защитном контуре и генерируются. Иначе лох испытает шок, схожий с тем, что испытывали герои фильма «Матрица», когда их отключали от системы иллюзий и открывали истину во всей её неприглядности. Счастливым это, как мы помним, ни одного из героев фильма не сделало. А кое-кто и вовсе был готов заплатить страшную цену, лишь бы вернуться в мир сладких грёз.

Судя по всему, никакой человек в принципе не может взаправду осознать, что он лох. Крутой не может, потому что лохом и не является. А лох из-за действия машинки своего лоховства точно так же не видит – как будто его и нет.

Сама машинка для лоха, разумеется, невидима тоже – ни целиком, ни частями. Механизм сокрытия лоховства сам должен быть сокрыт, иначе его наличие первое же и послужит свидетельством лоховства – косвенным, но стопроцентным. Если нет лоховства, то зачем механизм по его сокрытию?! Если он есть – есть и лоховство. Поэтому машинка точно так же прячет саму себя. Это значит, что все манипуляции с ней лохом совершаются неосознанно. Истинное назначение производимых лохом действий, о которых до сих пор рассказывалось, ему непонятно.

Побеждая в интернет-схватке, лох получает иллюзию доминирования. Побеждённый же оппонент, удручённый таким исходом дела, чтобы хоть как-то отомстить свою горечь и уязвить торжествующего супостата, может правильно ему попенять на истинную подоплёку: дескать, ты, гадкий недруг, только это и можешь – воинствовать в Интернете. Потому, мол, сюда и таскаешься, потому и бросаешься тут на людей, что ни в чём больше не можешь себя проявить, а только в этом. В действительности, данное изобличение, несмотря на всю его правильность, означает, что говорящий такое лох не может даже и этого. 

Не беда, для тех, кто слаб даже в интернет-баталиях, есть, например, компьютерные игры. Можно играть в стратегии – где ты царь и повелитель. Можно в стрелялки от первого лица – где ты залихватский громила или отважный танкист. Почувствуй себя настоящим героем. Особенно удобно, что в реальности ты при этом совершенно ничем не рискуешь. Да и в самой компьютерной игре есть сохранки – так что победа гарантирована.

Однако компьютеры и Интернет появились у лохов относительно недавно. До этого их не было. Как же лохи тогда обходились, неужто маялись?! Разумеется, нет, благо были другие возможности. Доступны они лохам и сейчас и активно ими используются. Это художественная литература и художественные фильмы. Они специально сделаны интересными. В них происходят события большого значения и захватывающие приключения, протагонисты демонстрируют смелость, интеллект и выдержку, совершают героические поступки, блистают проницательностью и изобретательностью, претворяют в жизнь хитроумные планы. Следя за перипетиями сюжета, лох эмоционально вовлекается в происходящее, начинает сопереживать действующему лицу и себя с ним ассоциировать, живёт вместе с ним его жизнь, как свою собственную, благодаря чему и удовлетворяется лошиный инстинкт. Чтобы последнее происходило с наибольшей эффективностью, желательно, чтобы в предлагаемую роль вжиться было легко, а фабула носила поистине эпический размах. Именно по этой причине и обрели среди лохов огромную популярность книжки про попаданцев. Там лоху с личностью главного героя и сживаться-то почти не требуется, потому что тот изначально практически не отличается от читателя – такой же лох из современного мира: какой-нибудь программист или бухгалтер. Но попадает в ситуацию, где вершит историю. Лучшее чтиво для лоха. 

И, разумеется, спортивные соревнования. Все видели, с какой вовлечённостью лохи болеют перед телевизором за своих, тратя уйму душевных сил и психической энергии и натурально от этого уставая. Стараются так, как будто и впрямь могут тем повлиять на результат. В действительности, такой лох и правда проживает со своим спортсменом дистанцию или игру со своей командой. Всё происходит как с фильмом, и даже сильнее. Потому что в фильме – сценарий, ход которого предрешён, а тут – неопределённость и случиться может всякое. Вот лох и не отлынивает, усердно пособляет: силой своего желания толкает бегуна к заветной финишной ленте или ускоряет лыжника на обгоне. А когда спортивная победа, наконец, случается, лох ей радуется, как своей, и даже чувствует личную причастность. Ещё бы, ведь спортсмен взял награду своими стараниями, а лох-то точно так же старался его старания и уставал вместе с ним его усталость! Лохи частенько сами не стесняются признаваться: «Мы взяли пятое золото на Олимпиаде!». И в этом «мы» вся правда. Не «сборная России», не «наши», не Александр Зубков и Алексей Воевода, не Александр Легков или Аделина Сотникова. А «мы». Лох добыл медаль вместе с чемпионами. И ведь не скажешь, что врёт: в тот момент он жил их жизнь, а не свою. Это для него куда интереснее и приятнее. В их жизни есть свершения и победы, а в его что? – одна лишь стыдная обрыдлость и лоховство. Оттого и «мы». 

Данный эффект воображаемого проживания чужой жизни от просмотра телевизора у лоха в той или иной степени возникает постоянно. Даже когда он смотрит новости. В последнем случае опять появляется это «мы». «Мы поставили Олланду ультиматум». «Мы отключили хохлам газ». Не Миллер, не Путин – а «мы». «Я, ну и ещё мне Путин с Миллером немного помогли». А причина всё та же: слишком печально лоху жить собственную жизнь – вот он и пытается жить вместо неё чью-нибудь другую. Иногда непонятно чью, часто вообще ничью – а воображаемую. Главное – не свою, а другую – лишь бы та была лучше.

Некоторых лохов такие поиски более приятной замены собственной жизни приводят в ролевые игры. На них лохи облачаются в карнавальные наряды и играют в эльфов и гномов, сражаясь на деревянных мечах с гоблинами и троллями. А ведь взрослые люди. Большинство лохов до такого, однако, не доходят. Но ищут того же самого. Поэтому и пялятся в свои телевизоры, поэтому и пропадают в компьютерных играх. Но не только поэтому. 

лох усваивает извне не только цели и задачи, но также мнения по любым вопросам. Фактически, лохам вообще почти никогда не приходится утруждать себя самостоятельным составлением собственного мнения. Лохи выбирают из готовых вариантов, благо недостатка в них нет, а в эпоху гиперинформационного общества нет и сложностей с доступом к этим готовым вариантам. А на самом деле, никогда и не было, а если и было, то лохам это всё равно не мешало. Из готовых лох выбирает себе мнение скорее сердцем. То есть более симпатичное, более приятное, а в конце концов то, которое велит выбрать его машинка. Из какого варианта, на взгляд лоха, следует, что он наиболее не лох – тот вариант лох и выбирает. Если же вопрос совсем отвлечённый и машинка молчит, лох принимает первый попавшийся вариант. Или же если изначально вариант для выбора имелся только один. В любом случае, усвоенное мнение лоху потом поменять не так-то легко, потому что это будет разновидность обналичивания, ибо принять новое мнение значит признать, что до сих пор придерживался неправильного, то есть фактически расписаться в собственном лоховстве. Сильно облегчает дело, если смену мнения никто не увидит. Также очень помогает, если к новому мнению лоха призовёт какой-то его кумир или авторитет. То, что таким образом лохи убегают именно от страдания – отнюдь не преувеличение, а научно доказанный факт. 

Работа – безусловное благо для лохов. Мало того что она даёт им доход, так ещё и наполняет их жизнь занятием. Да, лохи свою работу обыкновенно не любят, а часто вовсе ненавидят. Но без неё им было бы ещё хуже. 

Лохи стараются не оставлять себя наедине с собой ни на минуту – иное их тяготит. Поэтому появление смартфонов и планшетных компьютеров стало огромным облегчением для лохов. Можно даже сказать, настоящим спасением. Теперь у них всегда есть чем себя занять даже в лифте, и выбрать можно на любой вкус – кому что больше по душе: фильм, ролик, музыку, книгу, игру, социальные сети. Каждая секунда – на потребление готового контента, собственным мыслям не оставлено ни шанса.

Таким образом, лох очень зависим от ощущений и сигналов извне. Он на них ориентирован. Это касается, в том числе, выбора деятельности – того самого занятия, которое лоху так необходимо. Приведённый выше пример про безработных лохов, которые начинали страдать, свидетельствует как раз об этом. На работе лоху занятие дают готовое, а вот самостоятельно придумать себе настоящее дело и начать его делать он не может. Для этого нужно сгенерировать смысл, а у лохов мышление, то есть то самое генерирование смыслов, развито плохо. Поэтому лох не может сам ставить себе задачи, ему требуется внешнее руководство. Впрочем, это руководство вовсе не обязано осуществляться человеком. Задачи перед лохом могут возникать вследствие обстоятельств, цели могут усваиваться из социума. Поэтому часто всё выглядит так, что лох начинает действовать самостоятельно. Например, такая цель очевидным образом может возникнуть из лохоборья: «Надо купить машину, потому что у всех они есть, а я не хочу выглядеть как лох». Но такие цели чаще всего завязаны на работу.

Разумеется, лох усваивает извне не только цели и задачи, но также мнения по любым вопросам. Фактически, лохам вообще почти никогда не приходится утруждать себя самостоятельным составлением собственного мнения. Лохи выбирают из готовых вариантов, благо недостатка в них нет, а в эпоху гиперинформационного общества нет и сложностей с доступом к этим готовым вариантам. А на самом деле, никогда и не было, а если и было, то лохам это всё равно не мешало. Из готовых лох выбирает себе мнение скорее сердцем. То есть более симпатичное, более приятное, а в конце концов то, которое велит выбрать его машинка. Из какого варианта, на взгляд лоха, следует, что он наиболее не лох – тот вариант лох и выбирает. Если же вопрос совсем отвлечённый и машинка молчит, лох принимает первый попавшийся вариант. Или же если изначально вариант для выбора имелся только один. В любом случае, усвоенное мнение лоху потом поменять не так-то легко, потому что это будет разновидность обналичивания, ибо принять новое мнение значит признать, что до сих пор придерживался неправильного, то есть фактически расписаться в собственном лоховстве. Сильно облегчает дело, если смену мнения никто не увидит. Также очень помогает, если к новому мнению лоха призовёт какой-то его попсовый кумир или медийный мэйнстрим-авторитет. 

Фактически, у лоха мышление, если это можно так назвать, сводится к запоминанию и последующему внутреннему (и наружному, разумеется, тоже) пересказыванию заимствованных извне паттернов. Самостоятельных умозаключений лохи практически не делают, только выбирают из готовых и реплицируют. При этом усвоенное чужое мнение лох искренне считает своим собственным. И столь же искренне полагает себя думающим человеком, потому что это атрибут крутости – данное понимание лох опять же усвоил извне. Лох мыслит телевизором, Интернетом или книжками, но при этом ещё мыслит мысль, что мыслит сам своей головой. Эта мысль ему точно так же внушена теми же источниками и он её постоянно себе пересказывает, благо уж больно она приятна для лоховской машинки. 

Однако, какого бы высокого мнения лохи о своих умственных способностях ни были, в их представлении настоящие мысли и идеи можно только узнать готовые, но не заключить самостоятельно. Фактически, лохи подсознательно верят, что мысли и идеи не могут быть сгенерированы людьми, во всяком случае простыми, но лишь какими-то небожителями типа полумифических учёных, писателей или философов, которые живут где-то в параллельной жизни вне зоны доступа простых смертных. Эту свою особенность лохи довольно часто выдают. Когда лох слышит от собеседника какое-то более-менее сложное суждение, он часто прямо спрашивает: «А ты где это прочитал?». Ему не приходит в голову, что человек мог дойти сам своим умом. Такое ему кажется чем-то невероятным и даже невозможным. Слишком уж мудрёным представляется лоху придумать что-то подобное самому, слишком хорошо он чувствует, что сам никогда не родит ничего даже сравнимого (что, однако, не мешает лоху продолжать считать себя умным). Всё мышление лохов оперирует комбинациями уже готовых идей, не ими придуманных. Соответственно, ум и способность думать они интерпретируют скорее как кругозор и информированность, не более. 

Господствующая склонность выбирать из готового при постоянном наличии богатства выбора приводит к тому, что по-настоящему лоху не приходится думать вообще. В его мыслительной деятельности есть лишь процесс выбора и нетсоздания мыслей, а без последнего невозможно развитие мышления. Это завершает порочный круг образования лоховской мыслительной недоразвитости, потому что почва для появления хоть какой-то думательной сноровки пропадает окончательно. В мыслительной сфере лох занимает позицию наблюдателя, а не активного участника. Он только ознакамливается с чужими результатами, не создавая своих. То есть имеет примерно такое же отношение к мыслительной деятельности, как спортивный телевизионный болельщик к спорту. Если только смотреть по телевизору, как спортом занимаются другие, от этого сам не станешь сильным, ловким и стройным. А вот постепенно за этим занятием одряблеть и заплыть жиром вполне даже можно. Вот так же и у лохов извилины от их наблюдательства только дряблеют, а мыслительная слабость лишь консервируется.

При всей своей интеллектуальной немощности лохи придают уму очень большое значение, поскольку это несомненный атрибут крутости. Ум, его производные и всё, что с этим связано – почтенный и неувядающий сектор лохоборья. Лоху крайне важно считаться умным. Разумеется, сам себя он таковым считает, и поэтому лезет своим умом мериться с другими, чтобы им показать, какие они дураки и насколько он их умнее. Вместо того чтобы свой ум проявлять, лох лезет его показывать. Впрочем, проявлять обычно просто нечего – вот и остаётся только показывать. То, чего нет.

Как лохи вообще меряются лоховской крутостью, не обладая настоящей, так же, в частности, меряются лоховским умом, то есть, по сути, имитацией оного. Они щеголяют друг перед другом усвоенными чужими мыслями и точками зрения, остроумными фразами и эффектными афоризмами. Некоторые лохи даже пытаются свой ум специально прокачивать. Для этого читают книжки, в результате чего накапливают большее количество готовых паттернов, которыми удобно блеснуть и тем уесть других лохов. Но лохи правда верят, что становятся от этого умнее. Верят даже те лохи, которые книжек не читают (благо, как указывалось выше, ум они интерпретируют скорее как кругозор и информированность). Так и говорят про какого-нибудь оболтуса, который занимается не пойми чем: «Лучше бы книжки читал – глядишь, умней бы стал». Только ведь умность – это способность думать самостоятельно, а не количество информационного хлама в голове. Да, для ума нужна пища. Но ум должен работать и сам, а не только постоянно поглощать. Последнее приводит только к интеллектуальной отёчности, но, правда, ещё даёт иллюзию, что и в самом деле умный.

Уверовавший в собственный ум лох из-за этого может повторять чужую глупость, даже видя, что она уже проявила себя таковой на практике, что делает происходящее ещё смешнее. Даже боязнь обналичиться не всегда останавливает. Говорят, что дураки учатся на собственном опыте, а умные – на чужом. Лох запросто может знать данное суждение и даже очень его уважать. Тут-то бы ему и поучиться на чужом опыте. Например, нужно было кому-то что-то сделать, и он выбрал для этого способ, который в итоге привёл к неудаче, а то и вовсе позорному конфузу. Казалось бы, лох, вооружённый своей мудростью, должен сделать вывод, что действовать тем же способом не следует. Но как же «умный» лох может с доверием отнестись к выводу, сделанному на основе чужого опыта?! Ведь чужой опыт – это опыт других людей, которые не такие умные, как он сам. Потому у них ничего и не получилось, что дураки. А он умный и у него результат будет другой. И лох повторяет чужую глупость. Сколько таких лохов, например, попадает под колёса автомобилей, переходя дорогу в неположенном месте. Ведь знают же, что до них уже угробились тысячи других таких же дураков. Но нет, впрок это знание не идёт. Те-то были дураки – вот и угробились, а он-то не такой – он-то всё сделает по-умному и с ним ничего плохого не случится.

Слепая вера в свой ум регулярно приводит лохов в споры при столкновении мнений. Особенно это заметно в Интернете. Из-за неё лох не допускает, что может в споре проиграть, и потому не боится обналичиться. Своё усвоенное где-то мнение лох считает очевидно правильным, а всякое иное – попросту глупым. Лох искренне полагает, что если кто-то не придерживается его, правильного, мнения, то только потому, что не хватает ума понять его правильность. А раз не хватает ума – значит, дурак. А с дураком «умный» лох спорить не боится – разве ж может существовать угроза, что в дискуссии дурак посрамит умного? При этом, что может быть наоборот – когда у лоха самого не хватает ума понять правильность иного мнения, ему в голову не приходит. Чаще всего банально не хватает на это ума. Да и что ещё за крамольная глупость, как это мнение лоха может быть неправильным?! Нееет, у него точно правильное, он точно умный, а иное – столь же гарантированно неправильное, а носитель его глуп.

От дальнейшего течения дискуссии данный взгляд лоха не меняется, даже если оппоненту удаётся загнать лоха в угол и у того не остаётся аргументов. Не в аргументах дело. Не на них лох основывает выбор своего мнения, не из-за них считает его правильным. Он его таким чувствует и в это верит. Правильное и всё. Для него это заранее известно. И если у лоха нет аргументов, почему его мнение правильное, это значит, что он их просто не знает, а не что их нет вообще. Лох знает главное – что его мнение правильное. А аргументы, почему это так, уж конечно есть. Знать их при этом вовсе не обязательно. И ловкий оппонент, который сумел загнать лоха в угол, от этого в глазах лоха вовсе не становится умнее него самого. Ведь лох придерживается правильного мнения, даже если не может этого объяснить – то есть всё равно в итоге умный. А оппонент наоборот – придерживается неправильного мнения, то есть глупого, то есть всё равно в итоге глуп.

Лох если кого и посчитает умным, так только тех, у кого такое же мнение. И вовсе не только и не столько потому, что они умно придерживаются правильного мнения, это бы ладно. Кроме прямой, тут есть ещё и обратная связь, более важная: раз они умные – значит, с ним согласны умные люди, и тем умнее выходит он сам.

Мыслительная слабость лохов и привычка выбирать из готового приводит к тому, что их остаточное собственное мышление закономерно тяготеет к наиболее примитивной форме и приходит к дискретности, причём предельной – со всего двумя возможными состояниями. Когда готовых вариантов нет и лоху всё-таки приходится строить суждение самостоятельно, он машинально пытается свести этот процесс к привычному делу выбора. Для этого всё-таки надо самостоятельно сгенерировать варианты, предпочтительнее всего – наименьшее количество наиболее простых. То есть два полярных. Фактически, лоху их даже не приходится генерировать – у него они всегда припасены наготове. Это такой специальный стратегический резерв на случай внезапной неопределённости.

Иными словами, собственный остаточный ум типичного лоха подобен переключателю на два положения: «+» и «–». Так лохам проще ориентироваться в жизни, и не приходится напрягать дряблый мозг. В силу означенной дискретности, самостоятельным суждениям лоха свойственны категоричность и склонность к крайностям. Поэтому у лохов так часто всё делится на классное и отстойное, на умное и чушь, на доброе и инфернальное, на наше и вражеское. Так же и людей они делят на достойных и негодяев, умных и тупых, ответственных и разгильдяев, на крутых и лохов, в конце концов. Сложенное таким образом мнение лоха очень устойчиво к внешним воздействиям, поскольку его если и можно поменять, то обыкновенно только на прямо противоположное. Понятно, что в силу большого расстояния между полюсами сделать это чрезвычайно трудно и сила убедительного фактора должна быть весьма существенной.

Бывает, лоха однажды озаряет, что склонность к крайностям неправильна, и вообще это есть признак лоховства. Лох немедленно догадывается, что во всём нужна умеренность, что лучше всего – золотая середина. Под впечатлением от своего открытия он начинает чувствовать себя просветлённым и снисходительно посматривает на других лохов, которым данная истина не открылась. А то ещё и начинает назидательно поучать их своей мудрости. Формально его двухпозиционный переключатель превращается в переключатель на три положения: «–», «0», «+», однако такой лох, уверовав во всесильность золотой середины, практически перестаёт пользоваться двумя крайними положениями. Его остаточное мышление как бы фиксируется и застывает в положении «0», а переключатель превращается в однопозиционный, то есть и не переключатель вовсе. Получается совершенно аморфный лох, крепко стоящий на своём нуле. Категорически отказавшийся от категоричности и неумеренно злоупотребляющий умеренностью. Как видим, никуда он от своей лоховской природы не убежал. И неудивительно – на то он и лох. Как говорится, лоху ло́хово.

В состоянии описанной аморфности лох собой представляет наиболее глупое, бестолковое и непродуктивное существо. Иногда такой лох, убедившись со временем, что его ноль не принёс ему никаких положительных результатов, разочаровывается. В конце концов, у лоха есть свои желания и цели, пусть даже и лоховские, и отсутствие результатов его огорчает. В итоге лох может перейти обратно в двухпозиционный режим. Особо выдающиеся лохи в течение жизни успевают осуществлять такие переходы туда и обратно несколько раз. 

Теперь резюмируем изложенное в данной главе. Лохи в своём большинстве глупы, однако считают себя умными. Собственных мыслей и идей практически не имеют, лишь усваивают извне готовые. Когда же думать всё-таки приходится самим, для мышления характерна вульгарная дискретность и отсутствие гибкости. Какой-либо умственной активности по возможности избегают, для чего стараются занять себя чем-нибудь внешним – например, потреблением готового информационного контента. Всё это в немалой степени обуславливает тот факт, что лохи довольно внушаемы и хорошо подвержены манипуляциям посредством СМИ и масс-медиа.

Описанные свойства лохов широко используются различными СМИ и иными медиа, а в первую очередь телевидением. Интеллектуальная слабость, способность лишь усваивать готовые точки зрения и тотальная готовность это делать, необходимость постоянно чем-то занимать своё внимание, особенно чем-то пассивно-развлекательным и что даёт успокоение лошиным инстинктам – весь этот комплекс служит крайне благодатной почвой, чтобы его использовать для искусных манипуляций с целью получения выгоды – коммерческой или политической.

Наиболее заинтересовано в таких услугах государство, которому крайне необходимо держать массы лохов в повиновении и под надёжным контролем, не опасаясь, что среди них начнутся непредсказуемые и опасные брожения. Больше всего тут выручает телевизор, в который для лохов подают всё необходимое. Они в него убегают, получают там требуемую дозу развлечений, приятных иллюзий и убийства свободного времени, а заодно им в головы насаждаются готовые точки зрения, выгодные насаждальщикам.

Разумеется, представители власти стараются об этом помалкивать, но иногда проговариваются, а в некоторых обстоятельствах и вовсе излагают дело с потрясающей откровенностью. Так было, когда в августе 2000-ого года на Останкинской телебашне случился пожар, в результате которого в Московском регионе было прервано вещание практически всех телеканалов. Президент Национальной ассоциации телерадиовещателей России Эдуард Сагалаев в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» тогда объяснил, что случилась настоящая катастрофа, поскольку работающее телевидение – это важнейший фактор стабильности в стране, и если телевещание в самом срочном порядке не восстановить, у людей могут возникнуть разные недобрые настроения, что приведёт к серьёзнейшей дестабилизации обстановки. 

И такое беспокойство, безусловно, оправдано. Телевизор для лохов очень важен, они к нему очень привязаны. Если телевизор вдруг ломается, лох скорее бежит покупать новый. Но на случай такого удара судьбы́ многие лохи телевизоров дома держат два и более, так что если сломается один – можно спасаться у другого. Когда же у такого лоха доступ к телевизору пропадает совсем, он становится беспокоен и даже может стать социально опасен. А теперь представьте, что с лохами такое произошло массово. В самом деле, есть отчего тревожиться.

В сфере публичной политики (если вообще можно назвать таким словом то, что в России располагается на том месте, где она должна быть), разумеется, тоже можно наблюдать очень много разного массового лоховства, которое по-разному проявляется. Там вообще именно на лоховстве очень многое замешано и без него банально не могло бы существовать. Но покуда оное не переводится (и никогда, конечно, не переведётся), всей этой «политике» есть на что опереться, есть что брать в оборот, эксплуатировать и, в конечном счёте, с него жить.

Как, например, какой-нибудь лох приходит к поддержке коммунистических политических сил? Очень просто. Ведь идеологами коммунизма фактически заявляется, что при оном крутые и лохи никак не будут друг от друга отличаться. То есть все лохи будут, как крутые, а все крутые – как лохи. Про ранжировку лохоборьем можно и не говорить, оно просто сделается неактуальным. Такое лохам очень любо. Особенно лохам наиболее убогим – даже по лоховским меркам. Которых жизнь уже отвадила от особых собственноличных амбиций и они фактически смирились, что без посторонней помощи так и будут прозябать на социальном дне. «Взять всё и поделить поровну!». Понятно, что такой делёж выгоден тем, кто по благосостоянию находится ниже среднего уровня. Вот они этого и желают. Не зря же основной движущей силой коммунистических революций были люмпены – то есть бомжи, ханыги, алкашня и мелкоуголовный элемент. Текущий же политический строй коммунистическому лоху кажется плохим, потому что живёт он при нём недостаточно, на его взгляд, хорошо.

А откуда среди лохов плодятся либералисты и сторонники свободного рынка? Там всё наоборот. Это лохи, которые пока ещё или всё ещё очень самонадеянны. Верят, что на самом деле крутые и могли бы самостоятельно очень высоко пробиться. Текущий же политический строй либеральному лоху кажется плохим, потому что предоставляет ему мало свобод для самореализации. Именно поэтому-де либеральный лох и живёт недостаточно, на его взгляд, хорошо. У либеральных лохов сильна надежда занять в новом обществе заслуженное, как они думают, место крутых. А то некрасиво как-то, когда в обществе такие крутые люди ничем внешне не отличаются от лохов.

В общем, у политически недовольных лохов в их горестях опять виноваты кто угодно, но не они сами. Некоторые недовольные лохи даже ходят по этой причине на всякие митинги. Бывают другие лохи, которых власти специально собирают и выпускают на уличные акции в противовес первым. Всякие «нашисты» и им подобные. Среди них встречаются настоящие активисты. Они думают хитро присосаться к действующей власти и за счёт лизоблюдства устроить себе карьеру. Тем более что именно на такую возможность им намекают кураторы. Потом, разумеется, использовав данный человеческий материал сомнительного качества, без малейших угрызений совести его отфутболивают – сколько уже было таких историй. Новым лохам с такими же хитрыми планами опыт незадачливых предшественников впрок не идёт. Оно и понятно: лохи-с.

Разные лохи, которые сидят по домам, честно не понимают, зачем нужна вся эта уличная движуха?! Они совершенно искренне приводят разгромный и окончательный, как им кажется, аргумент: «Если не Путин, то кто? Разве из других кандидатов есть кто-то лучше?!». И не хватает ума не то что понять, а хотя бы заподозрить, что что-то в этой конструкции может быть специально подстроено. Для того другие кандидаты в списке и таковы, чтобы выбор «меньшего из разных зол» был однозначен и очевиден. И пока будет при власти Путин, так и будет тянуться эта ситуация «другие кандидаты ещё хуже».

Лохи, которые набрали кредитов и вынуждены их выплачивать, из-за этого очень боятся потерять работу. Поэтому для них крайне важна стабильность и они буквально трепещут всего, что ей может угрожать хотя бы теоретически – кризисов, революций и прочих возможных потрясений. В том числе им доставляют неприятное беспокойство массовые выступления разных несогласных. Свою боязнь такие лохи выдают прорывающейся ненавистью и злобой: «Праздные бездельники! Видать, больше нечем заняться, не знают, куда девать время! Лучше бы работать шли!». И, разумеется, такие испуганные лохи с лёгкостью верят, что все эти активные недовольные – провокаторы на зарплате у врагов, а ещё дураки, поверившие таким провокаторам. Чем действующие власти радостно и пользуются, внушая лохам как раз эту мысль: что любые уличные акции, кроме исходящих от самой российской власти (которая их оплачивает из госбюджета), проплачены геополитическими врагами России, мечтающими её уничтожить или поработить. Мол, все эти выступления обманутых дольщиков, митинги против очередного грабительского повышения тарифов ЖКХ, народные сходы возмущённых граждан против систематического криминала уроженцев Кавказа, безнаказанно убивающих людей русской национальности – это всего лишь происки западных спецслужб, которые пытаются раскачать российскую лодку и дестабилизировать ситуацию и не жалеют на это денег. 

Все мало-мальски заметные оппозиционные идеологи, по мнению таких лохов, тоже, разумеется, пишут свои статьи и измышления не по зову сердца, а за деньги кровавого Госдепа. Разве могут быть какие-то другие причины не любить действующую российскую власть – если только тебе за это не платит Госдеп?! То ли дело идеологи провластные, клянущие каверзы окаянного Запада и славящие мудрую политику партии «Единая Россия» и лично президента Владимира Путина. Эти, вне всякого сомнения, самоотверженно работают за идею, не получая за свой каторжный труд ни копейки. 

Многие лохи настолько всего этого боятся, что политической темы вообще стараются избегать. А то будешь чересчур интересоваться – мало ли, на тебя нечаянно на самого подумают, что тебе Госдеп тоже платит. Кто знает, какие у власти в таком случае могут появиться к тебе вопросы и как оно может сказаться?! – а тебе ещё кредит выплачивать и трудовой стаж до пенсии надо доработать. Вот такие лохи политики и шарахаются от греха. Так и говорят: «Не грузите меня своей политикой, мне она неинтересна! У меня без неё хватает своих житейских проблем, с ними бы успеть разобраться, на политику у меня времени нет». 

Вот только такие лохи в силу своего скудоумия не могут понять, что вне политики быть невозможно. Если ты ей не интересуешься и вообще не хочешь ничего про неё знать, это вовсе не значит, что таким же образом симметрично сама политика перестаёт влиять лично на тебя и ты перестаёшь от неё зависеть. Большинство тех самых «житейских вопросов» так или иначе упираются в политику. Возьмём, например, такой житейский вопрос как определение ребёнка в детский сад. Мест нет и ещё очереди. Приходится бегать, что-то искать, хлопотать и договариваться. А почему не хватает мест? Официальная версия – что страна, мол, опять переживает бэби-бум. Дескать, рожать стали много, вот мест и не хватает – сами виноваты. Конечно, очень много новорождённых – дети иммигрантов из стран Средней Азии, с которыми странами незыблемо действует безвизовый режим. По праву рождения эти младенцы – граждане РФ. А все граждане РФ официально равны, почему это должен отдаваться приоритет одним гражданам перед другими – детям коренного населения перед детьми иммигрантов?! Правильно ли, что такие дети иммигрантов автоматически получают гражданство РФ?! Ах, это политический вопрос, а мы условились политику не трогать, а только житейское. Зачем неколебимо действует вечный безвизовый режим, насколько это оправдано и вообще нужен ли он? Ах, опять политический вопрос. А ведь в конце 80-ых детей рождалось ещё больше, а садиков хватало. Куда же они делись?! Оказывается, многие здания детских садов были переданы и продолжают передаваться различным государственным и муниципальным учреждениям совсем иного профиля: налоговым органам, судам, всяким МУПам. Почему и на каком основании такое делается? Опять политический вопрос, что ты будешь делать. Ещё одна причина – натурально космическая стоимость строительства новых детских садов и ремонта имеющихся. И это даже не в Москве. Например, бюджету города Новосибирска обеспечение одного нового места в детском саду обходится в такие деньги, что на них можно было бы просто выкупать квартиры в новостройках и выдавать их детишкам по формуле одна трёшка на троих. Откуда берутся такие безумные цены?! Узнать вы не сможете, потому что сметы строительных работ засекречены почище иной гостайны. Но это опять политика, будь она неладна. 

И так в любом «житейском вопросе», будь то медицина, цены на бензин или тарифы ЖКХ. Ты можешь даже бежать от политики, но она тебя всё равно сама догоняет в полпрыжка. Даже лохам с их жалким интеллектом вполне по силам понять эту нехитрую истину. Но они не понимают – и делают это целенаправленно, пусть и бессознательно. Потому что лохи. Им так уютнее существовать, менее тревожно. Вот они и продолжают хлопотать, решая свои «житейские вопросы». Бегают-договариваются-улаживают-устраивают-утрясают. 

И так пока конкретно их уж совсем не припечёт, что некуда деваться. Тогда всё-таки выходят выразить несогласие, возмущение и протест. Тут-то их государственные СМИ сразу и записывают в подрывники стабильности, дующие в дудку злокозненного Госдепа. Чего избегали, чего боялись – на то и напоролись. Лохи-с.

Большинству лохов дорог телевизор. Хотя, казалось бы, он играет объективно против них – ведь именно через него ими манипулируют. Фактически, это для них в своём роде наркотик. Информационный. Тут прослеживается полная аналогия с научно-фантастическим рассказом Михаила Емцева и Еремея Парнова «Приговорён к наслаждению», в котором повествуется про специальный лагерь в ЮАР для осуждённых на смертную казнь. Заключённые добывали в шахте радиоактивную руду, причём их никто не заставлял – они стремились делать это сами и очень старались, потому что за выработанную норму получали порцию наивысшего наслаждения через вживлённые в мозг электроды. Весь процесс происходил в автоматическом режиме, а в лагере даже не было охраны. Когда же в этот засекреченный лагерь смертников тайно пробрались два гуманиста-правдоискателя и разобрались, в чём дело, а потом взорвали местную электроподстанцию, чтобы остановить этот чудовищный конвейер, спасённые заключённые первым делом возжелали наказать своих освободителей за совершённое злодеяние и даже одного из них растерзали, после чего поспешили ремонтировать уничтоженную подстанцию – чтобы только лагерь снова заработал в штатном режиме. Чтобы только возобновить подачу сигнала в свои электроды – которые объективно работали против их носителей. Фактически, эти люди из-за своих электродов превратились в натуральных зомби. А ведь мало отличается от лохов с их телевизорами, не правда ли?! 

Из-за желания считать себя умным лох хочет соглашаться с людьми не просто умными, а какими-то выдающимися и признанными. Тогда у него срабатывает перевёрнутая лошиная логика, что у них, крутых экспертов, такое же мнение, как у него – то есть крутые и умные с ним согласны, а это подтверждает его собственный ум. Поэтому если требуется внушить лохам какую-то точку зрения, её непременно подают исходящей от какого-то авторитета. Назовут пройдоху, сидящего в студии, известным политологом, экономистом или психологом – и лохи истово внимают и верят. Можно обходиться и вовсе без персоналий, ссылаясь на полумифических учёных, особенно иностранных. 

Желание гарантий и предсказуемости закономерно приводит к тому, что лох остаётся где был – то есть продолжает работать наёмным сотрудником. Оно и понятно – это самый гарантированный и предсказуемый вариант. Из-за того что лохи очень ценят стабильность, они приносят ей в жертву свои амбиции. В итоге вся активность лоха по улучшению своего финансового состояния обыкновенно сводится к тому, что он надеется, что его на работе наконец-то оценят и повысят зарплату. Или даже вдруг повысят в должности! Ещё надеется, что предложат лучшую работу в другом месте. Тоже вдруг. Лох – это очень удобная и спасительная дойная корова торговцев и капиталистов. Так выходит, что именно лохи платят всегда и за всё. Да у них и нет другого выбора. Это у лохов, кстати, одна из любимых поговорок – «За всё надо платить». Они только и делают, что всю жизнь платят – отсюда и поговорка. Она их как бы оправдывает, объясняя дело неким непреложным законом мироздания, а не тем, что они лохи. Неудивительно, что в итоге лохам вечно не хватает денег. 

Обозначают ли термины «лох» и «терпила» одно и то же? По сути, да. Просто первый термин подчеркивает слабость ума, а второй термин подчеркивает слабость духа и отсутвие отваги.  Человек, не терпящий оскорбление и угнетение от другого человека, однако терпящий унижение и угнетение со стороны корпораций и государства – также является терпилой, в своей сути. В преступном мире существует термин, объединяющий оба аспекта: и лоховство и терпильчество – «штемп», «штымп». Штымп – это человекообразное существо, являющееся донором и дойной коровой для корпораций, правительств, партий,  церквей и преступников. Термин «штымп» очень широк. Это понятие включает в себя даже тех людей, которых очень многие не классифицируют как  терпил и лохов: например, многих министров и генералов.

 

Лоха и терпилу не сделать умным и смелым обладателем чувства человеческого достоинства. Это вся жизнь доказала бесспорно. Для лоха и терпилы есть только один способ перестать быть лохом и терпилой – умереть. Лохи ноют о тяжкой жизни и несправедливости начальников. Но для того лишь, чтобы выпустить пар. Дай терпиле рецепт победы и успеха – терпила не воспользуетсяэтим рецептом. Он будет ныть и унижаться, и ничего не делать для своей победы.  Потому как он предполагает силу духа, ум и выход из зоны лохманского комфорта. Терпилы по-прежнему работают на начальника и жалуются на тяготы и унижения. И напрасно жалуются! Они имеют то что соответствует их природе. Если лоха угнетают и эксплуатируют — это норма. Органическая природа. Баран не станет волком, овца не станет волчицей. Не стоит насмехаться над лохом и терпилой. Лохманство и терпилие – это не болезнь, не порок и не извращение. Это такая форма жизни. Лошок и терпила не может избавиться от своей природы и стать умным и сильным духом. Умный и сильный духом – это другая форма жизни.

Лох — низшее звено в экономической пищевой цепи, корм для всяких хищников. Лох спаривается с лохом и порождает лоха. На лохах основывается богатство и власть миллионеров, правительств и широких мировых религий. Если слышен денег шелест — значит лох пошёл на нерест! Лох — основа современной экономики и основная ударная сила армий государств и террористических группировок. Лох — существо, диаметрально противоположное бхайравайту.

Биологическая функция лоха и терпилы в социуме – выступать в роли объекта эксплуатации со стороны других лохов, правительств, церквей, корпораций и политических партий. Те, кто осуждают эксплуататоров лоха – либо лохи, либо сами эксплуататоры, скрывающие факт своей эксплуатации заявлениями в защиту лохов и иммитацией таковой защиты. Лох не может быть не эксплуатируемым. Если его не будут эксплуатировать одни – его сразу же будут эксплуатировать другие. Эксплуатация лоха, терпилы – не большее зло, чем эксплуатация быка, коровы, курицы, барана и овцы. То есть, таковая эксплуатация не должна быть объектом рассмотрение со стороны морали, поскольку относится не к сфере нравственности а к сфере сельского хозяйства и к сфере охоты. В своё время Александр Пушкин описал это в своём стихотворении «Изыде сеятель сеяти семена своя»:

Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Бросал живительное семя —
Но потерял я только время,
Благие мысли и труды…

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

Мастер каула тантризма Мохит Амар рассказал следующую историю: Однажды мастера каулы решили проверить есть ли предел человеческой глупости. Они вышли к народу и сказали, что кхечари мудра – это когда подрезают уздечку языка и засовывают в носоглотку язык, чтобы с «лотоса на макушке» на язык капал божественный нектар. Нашлись лохи, кто поверил этому безумному утверждению, подрезал себе уздечку языка, засунул в носоглотку свой язык, и из носа на его кончик стали капать сопли. Некоторые поняли, что над ними поиздевались. Другие не поняли. Они приняли сопли за божественный нектар и написали тантрические и йогические тексты, описывающие «великую практику кхечари мудры». Так каулические мастера убедились, что глупости предела нет. Кхечари мудра – это переустановка акцентуации восприятия с субъектно-объектного на созерцающего созерцание, и через это уничтожение деления мира на «внутренний ментальный» и «внешний физический» и схлапывание вселенной внутрь обожествившегося адепта. Подрезать и засовывать куда-либо тут нечего. Нектаром этой практики является собственная божественность дживанмукты. Каула адхикари – это человек обладающий тонким умом и тонким вкусом, что позволяет ему никогда не перепутать сопли, вытекающие из носоглотки, с амритой божественности.

Лохов эксплуатируют все – государства, корпорации, партии, правительства и церкви. Если бы лохи перестали быть таковыми – вся современная цивилизация рухнула бы. На её месте возникла бы совершенно другая цивилизация. Однако лох не сможет перестать быть лохом – это то, кто он есть, кем он является. Лоха может спасти от лоховства только его смерть. Коммунисты осуждают эксплуататоров-капиталистов, однако сами они рады эксплуатировать по-социалистически, по-коммунистически. Государство осуждает преступников за то чтоте присваивают ценности, принадлежащие лохам, и защищает лохов от преступников: потому, что государство само хочет присваивать ценности лохов.

Лох может сказать: «Хоть как преступники являются негодяями. Ведь они могут эгоистично ограбить честного труженика, который за всю свою жизнь никому не сделал ничего плохого!» Взять ценные и полезные трофеи в битве с такими гигантскими вампирами как корпорации и государства и одарить плодами родных и близких, облегчив всем жизнь – с этим всё понятно. А вот как бхайравайтский менталитет обосновывает захват собственности какого-либо частного труженика, вполне неплохого человека, содержащего семью и полезного социуму? Предлагаю посмотреть на дело со стороны мистического анархиста-повстанца, вольного человека черной масти. Для начала рассмотрим повнимательнее самого «честного труженика», на профессиональном жаргоне именуемого «лох» или «штемп». Действительно ли он безвинен? Штемп – это существо, которое не имеет существенной потребности в свободе. Оно без особых духовных и моральных издержек делегирует право управлять собой чужим людям. Штемпу не «западло» подчиняться чужим людям, назвавшим себя «правительство». Ему не западло подчиняться законам, которые ни он, ни его родичи и друзья лично не придумывали и не ратифицировали. Законам, созданным чужаками. Штемпа не смущает то, что правящие чужаки сами не следуют своим законам, которые навязали штемпам – лошок хоть как следует таковым законам. Штемп делегирует право защищать себя армии и полиции, что приводит к крайней степени дистрофии многих важных человеческих качеств. При этом лошку не западло на войне сражаться за то, чтобы у руля страны продолжала править одна группа чужаков, а не другая группа чужаков. Он не понимает того, что уже давно под словом «француз», «русский», «англичанин» нельзя понимать общность родичей. Что этим словом пользуются чужаки, для того чтобы разводить и порабощать глупцов. Для лоха служба в армии – почетный долг или как минимум – не позорное дело. Вор в законе не имеет права «носить погоны» – быть военнослужащим. Для него быть военнослужащим – значит осквернить себя сделкой с омерзительным государством, признать подчиненность чужакам. Бхайравайту не западло временно побыть военнослужащим. Мистическому анархисту западло воевать за чужие интересы, по приказу чужаков, согласно чужим законам. Расклад Бхайрава-Кали-Дхармы таков: армия прививает дисциплину и учит сражаться в современных условиях. Чем больше бхайравайтов могут бесплатно, или даже получая денежную стипендию, получить воинское обучение – тем лучше для калагни джаты. А вот идти убивать людей по приказу чужаков – западло и грех. Посему адепт откосит от войны по состоянию здоровья или просто дезертирует из армии до начала боевых действий. Если правительство чужаков творит мерзость и бесчестье: например, подло нападает на какой-либо народ, садит в тюрьму человека убившего насильника жены или дочери, продвигает на высокие посты мерзавцев и гнид, гнобит хороших людей – согласно менталитету калагни джаты штемп несет на себе ответственность за преступления правительства, армии, полиции, чиновников. Ведь он платит налоги, подчиняется злому правительству и его законам, поддерживает деньгами и послушанием репрессивный аппарат зла. Как правило, лох либо туп, либо труслив, либо жаден. Либо обладает сочетанием этих качеств. Одним словом, штемп, лох — это тот кто «ведется на подставы чужих уставов». С миром штемпов бхайравайтам мешает интегрироваться: природная неспособность покориться чужой воле, подчиняться чужому человеку, подчиняться чужим законам; природная необходимость в свободе, в самоуправлении, в следовании нашим родным естественным законам, в поддержании нашего порядка на нашей территории, в чести и достоинстве; природное наличие чувства хорошего вкуса. Природная необходимость жить и умирать образом свойственным существам нашей породы, и совершенно несвойственным существам чужих пород.

В юности я не мог понять: почему я боюсь сидеть на подоконнике седьмого этажа при раскрытом окне, переходить улицу в неположенном месте, беспечно и рискованно управлять автомобилем, перманентно употреблять большое количество наркотиков и алкоголя – а другие мужчины все это делать не боятся? Потом я понял – я опасаюсь того, что, погибнув по неосторожности, в силу легкомыслия, в бытовой ситуации – я не смогу воевать за мой род и не смогу умереть в бою. В то время как в головах ягнят, детей овец и баранов, таких мыслей и инстинктов не содержится. Раньше я не мог понять: почему масса мужчин боится погибнуть в бою. Разве мужчины рождаются не для смерти в бою при защите своего рода? Потом я понял – не все «мужчины» рождены от льва и львицы, орла и орлицы, волка и волчицы.

Раньше я не мог понять: почему мужчина боится сражаться за семью и честь на улицах – против штемпов, полиции и враждебного ему криминала, но идет сражаться на войну с чеченцами, афганцами, немцами – за то чтобы его оккупационное правительство шиковало по-прежнему, имея власть и комфорт? Потом я понял – многие «мужчины» рождены овцами от баранов. Даже вооруженные и натренированные они есть не совы, не спруты, не волки, не орлы и не тигры, а саблезубые овцы. У овец и баранов в голове есть мозг – костный. Больше всех на свете они боятся своего пастуха, их жизнь жестко детерминирована стадным инстинктом. Народ, который готов пожертвовать частью своей свободы во имя какого-то материального благосостояния, не достоин, иметь ни свободы, ни этого самого благосостояния, сказал однажды Джордж Вашингтон.

Один лох поинтересовался у бхайравайта: «Как вы можете считать себя духовными людьми, если вы, в угоду вашим эгоистическим интересам, наносите нам убытки, бьёте по нам?»

Бхайравайт поинтересовался в ответ: «Ты себя духовным человеком считаешь?»

— Ну… Да, считаю.

— Кур, гусей, баранов – кушаешь?

— Да, ем. А что?

— «А то» – сказал бхайравайт: «Ты мне не друг, ты мне не родственник, ты нисколько не разбираешься в нашей метафизике, ты не чтишь наши ценности. Ты живешь своей жизнью, ешь, пьёшь, испражняешься, совокупляешься, тащишь в гнездо добычу. По сути, для меня ты ничем не отличаешься от курицы, гуся или барана. Следование природной дхарме каулического мистика-охотника, согласно законам гармонии вселенской природы, не является признаком бездуховности».

— Сколько веревочке ни виться – всё равно конец будет! А если тебя поймают?

— «Меня могут избить, могут убить, могут отнять добычу, могут бросить в темницу» – с улыбкой сказал бхайравайт: «Жизнь есть жизнь. Всё что имело начало – будет иметь конец. И тот, кто боялся смерти, и тот, кто не боялся смерти – оба умерли. То, что не рождается – то не умирает. Правильный путь – это не стремление прожить как можно дольше, обладая богатством, славой и властью. Правильный путь – это как можно более последовательно следовать своей природной дхарме. Отклонение от своей природной дхармы – есть извращение. Следование природной дхарме – есть синхронность с гармонией вселенной».

Человек, развивавший себя и пришедший к состоянию мудреца – очень часто оказывается в одиночестве даже в огромной толпе. Из всех видов дефицита, дефицит общения на адекватном уровне – наибольший в его жизни. Исходя из реалий этого человечества, три мудреца, собравшихся вместе – это уже толпа мудрецов. А если их пять – это уже огромная толпа мудрецов. В силу специфики своей жизни, деление мудрецами людей на элиту и не элиту, на людей достойных и не достойных – не выражается в таких биномах коррелятов как «мужчина-женщина», «белый-черный», «земляк-иностранец». А выражается биномами: «мудрый-глупый», «благородный-подлый», «свободный-холоп». Мастер абхичары может многое, кроме двух вещей. Он не может сделать дурака умным а холуя – благородным. Всё можно измерить, лишь два феномена неизмеримы: мудрость богов и глупость лохов.

С одной стороны налоги, которые лох выплачивает чужакам, идут на содержание учебных заведений, поликлиник, больниц, на поддержание в исправном состоянии дорог и водоснабжения. С другой стороны, на деньги лоха существует государственный аппарат. За счет этих денег содержатся полицейские школы, в которых взращивают легавых. На его деньги чиновники производят наручники, которыми сковывают свободу, и резиновые дубинки, которыми избивают людей, чтобы сломить дух и волю. Принимая во внимание обе стороны медали – и позитивную и негативную роль штемпа, вольные люди принимают решение: что у лоха забрать и что ему оставить. Бхайравайт прикинет, какая часть налогов, которые труженик отчисляет государству, пойдет на школы, колледжи, больницы и другие хорошие вещи; и какая часть из этих налогов пойдет на обучение, вооружение и содержание враждебных бхайравайту сил. И возьмёт добычу в соответствующей пропорции. Разумеется, он не отнимет последний источник средств у бедняка, не поступит жестоко с достойной личностью, с ребёнком, с бедным и беззащитным пожилым человеком или молоденькой девушкой, беременной женщиной и инвалидом. Богачи, благословлённые повстанческой акцией бхайравайтов, не станут бедняками. В то время как правительства и транснациональные корпорации не жалеют людей, относящихся к вышеописанным категориям.

Бхайравайты не стремятся к тому, чтобы их жизнь была обязательно долгой, до глубокой старости. Они не стремятся к тому, чтобы любой ценой избежать в своей жизни конфликтов, войны, тюрьмы, бедности. Бхайравайты осмотрительны и осторожны – человек не в состоянии проявить героизм, если он мертв.

Мы стремимся к тому, чтобы наша жизнь была правильной – то есть, чтобы наша жизнь соответствовала нашей духовной и физической природе, которая свойственна нашей породе – нашей Бхайрава-Кали-Дхарме. Мы стремимся к тому, чтобы наша жизнь была волшебным шедевром виртуоза, божественным танцем мастера искусства и воина духа. Прожить чисто. Чистым умереть. Не согнувшись под натиском чужой воли и силы, не опустившись на колени.

В своей работе «Бродяги» И. Гаркавенко пишет: «Кшатрий, кшетра, поле, перекати поле. Он всегда гармоничен. Эстет, живущий эстетичной жизнью и заканчивающий ее эстетичной смертью. Ночные раджпуты, бросающиеся направо и налево всем, что имеют, и несущие принцип если не власти, то свободы в самих себе. Идут туда, куда нельзя идти, берут то, что нельзя брать, и столько, сколько категорически нельзя. Самые прекрасные женщины всегда рядом с ними.

В знаменитой французской троице, свобода стоит на первом месте, уже после все остальное. Только при наличии первого можно решать, как им распорядиться. Если методы государственной и финансово-экономической власти заключаются в двух принципах: принцип номер один – «держать в темноте и неведении»; принцип номер два – «разделяй и властвуй», то действия вольного бродяги подчинены прямо противоположному. В частности, это организация «общака» и разъяснение понятий. Общак не есть просто касса взаимопомощи и инструмент чисто материального, физического выживания. Он есть символ. Символ единства. Единства в многообразии. Власть определяет: «люди – это то же самое, что и гвозди, станки, опилки», а общак вырывает их из серой однообразной деморализованной массы. Дает им имена, право на личность, право на себя, мобилизует для противостояния системе. Общак есть символ монолитности и несломленности. Он как знамя или солнце – пока светит солнце… борьба продолжается». Когда солнце погаснет, калагни джата будет следовать Бхайрава-Кали-Дхарме в условиях ночи.

Некоторые читатели ещё могут как-то переварить некоторые трансгрессивные аспекты тантризма, однако могут быть совершенно ошарашены и сбиты с толку фактом наличия в этих божественных архетипах и в свойственной им дхарме элементов, которые обычно определяют как «криминальные». Большинство людей, выросших в среде авраамических религий, вообще не могут без разъяснений представить: как деяния входящие в список греховных могут вести не в ад но в рай, а то и вообще к обожествлению? Не понимают этого и неоиндуисты: разве по закону кармы, под которым многие понимают «что посеешь – то и пожнёшь» преступники не получат от богов ужасного возмездия, но наоборот духовно усовершенствуются и получат награду? Необходимо детально раскрыть тему и подробно описать что к чему.

Есть духовные пути для инженеров, врачей, программистов, художников, архитекторов, преподавателей йоги, юристов, рабочих и крестьян. Как в спиритуальной сфере заботятся о ворах, гангстерах, аферистах, киллерах, порноактрисах, проститутках и наркоторговцах? В основном, им рекомендуют во имя духовности бросить свою трудовую активность, и трудиться по другой профессии. А как быть тем людям, кто является прирождённым гангстером, вором, аферистом, киллером, сотрудником рекреационного эротического сервиса, наркокурьером и наркоторговцем? Если они займутся другим трудом – это будет противоречить их природе. В итоге они не станут счастливее, не станут хорошими бухгалтерами, инженерами и программистами. Они не станут более духовными, следуя чужой дхарме. Кто из духовных деятелей раскроет им секреты того, как им духовно совершенствоваться и обожествляться, следуя своей природной, естественной дхарме? Помогать отверженным официальным обществом – сверх доброе, божественное дело. Кто достаточно осведомлён, добр и отважен для этого? Те, кто учит традиции Бхайравы и Кали.

Бхайрава-Кали-Дхарма пригодна для врачей и киллеров, для юристов и гангстеров, для архитекторов и аферистов, для инженеров и воров, для преподавателей и наркоторговцев, для фермеров и проституток. Этот путь – трансгрессивный, радикальный, универсальный. Он содержит в себе стратегическую дхарму – универсальную суть, общую для всех, и много различных тактических суб-дхарм, предназначенных для людей разных типов, специфик и наклонностей. Люди различных суб-дхарм являются разными манифестациями Бхайравы и Кали. Они объединены в корону чёрно-огненных волос на голове Шакти и Шивы: калагни джату. Мастера Бхайрава-Кали-Дхармы совершают благородную миссию: помогают всем, кто трансгрессивен и радикален. И одухотворяют жизнь высшей гармонией Священной Бездны. Их труд благороден, но очень часто неблагодарен. Пожелаем море здоровья для таких наставников.

В большинстве духовных традиций санатана дхармы воровство, грабёж, аферизм и разбой осуждаются как «нечистые деяния» и табуируются. Однако далеко не во всех традициях санатана дхармы криминал осуждается не как запретный для последователей этих многочисленных традиций, а как таковой вообще. А в ведические времена некоторые действия, которые считаются криминалом сегодня, считались деяниями весьма почётными. Учёный исследователь Елена Успенская в своей книге «Антропология индийской касты» пишет: «Общество ариев было стратифицированным на два сословных подразделения. Воины, кшатра (ksatra), они же пастухи и скотоводы, специализировались в военных набегах за скотом, и таким способом увеличивали богатство и благосостояние племени. Пасли свой скот и уводили чужой, прятали его в горных пещерах: конфликты из-за скота были постоянными. Известно, что ели мясо, и это не считалось неправильным. Самозабвенно играли в кости, отчаянно горевали при проигрыше, и эти страсти описаны в ведических гимнах (а позднее и в эпосах) очень проникновенно».

То же утверждает и С. В. Кулланда: «Образ Индры был воплощением предводителя отряда юношей-воинов, в силу своей принадлежности к соответствующей возрастной категории живших войной и разбоями и составлявших отряды отборных воинов – основную ударную силу раннего социума при конфликтах с соседями».

Логика людей, совершающих «криминальные деяния» во все времена была такова: мы украли – это хорошо, у нас украли – это плохо. А если к тому же преступный путь входит в духовную дхарму определённых людей, в образ жизни, завещанный богами, если «криминал» совершается во имя богов, самосовершенства и святой дхармы – он перестаёт быть криминалом для таких людей.

Е. Успенская в своём вышеупомянутом труде пишет: «В роли «подкаст» (в индуизме) обычно выступают эндогамные джати. Сами касты, включенные в словари каст и племен, в свое время были квалифицированы как «профессиональные», «сектантские», «племенные» или «расовые», мусульманские, «неприкасаемые» и даже «криминальные»… Полезно помнить, что система ценностей в кастовом обществе сегментированная: нет линейной шкалы с полюсами морального и аморального; образ жизни многих джат воров совершенно морален для них самих, а все остальные труженики признают его богоданным для каждой конкретной «воровской» джати.

Брахманы, например, рождаются для того, чтобы совершать жертвоприношения и читать Веды, учить и наставлять людей – в этом состоит их дхарма. Ткач рождается, чтобы создавать одежду и храмовые ткани. Дхарма воинов включает вероятность убийства, а джати воров характеризуется предназначением воровать».

Мы рассмотрим феномен сакрального криминала изнутри: как с точки зрения обычных адептов Бхайрава-Кали-Дхармы, так и с точки зрения адептов каулических.

Поскольку всё сущее во вселенной создано божественностью из божественности – каждое живое существо имеет божественную природу. Потому один человек онтологически не может быть более высокородным, чем другой человек, и через фактор первородства или высокородства обосновывать своё право на господство над другими существами. В некотором смысле, исключением из этого правила могут быть лица, несущие миссию хранения традиции, данную им богами. Но и они подчиняются дхарме и должны получить одобрение на исполнение своей функции. При этом, технически, существо понимающее и признающее свою божественность мудрее и благороднее существа, не признающего свою и чужую божественность и верящего в то что он потомок обезьяны или куска глины.

Люди калагни джаты имеют божественное происхождение от Кали и Бхайравы и это дарует им природную потребность и право не подчиняться никому кроме совета старейшин в лице отцов и матерей калагни джаты. Никто на планете не имеет более благородного происхождения, чем люди калагни джаты, родичи богов. Из этого следует, что никто из людей не обладает перед адептами Бхайрава-Кали-Дхармы какими-либо фундаментальными преимуществами, дарующими право командовать адептами, вмешиваться в их жизнь, пытаться запретить им что-либо, навязывать свои законы и свой образ жизни, ожидать от людей калагни джаты подчинённости и послушания.

Традиционалистическая наука установила факт того что человеческая цивилизация деградировала и большинство людей – дети дегенерации. В эту эпоху, почти что никто не имеет никакого иного права на власть над людьми помимо физической возможности обманом и силой подчинять и угнетать людей. Исключением является власть над своим социумом всех свободных, духовных и благородных людей, объединённых в совет народа, а также власть старейшин народа, основанная на всенародном уважении их выдающихся качеств и заслуг перед народом.

В наш век на планете не существует духовных государств, чья социальная система построена на духовных, благородных и биологически здоровых принципах. Сегодня в этом мире не существует духовно легитимных правительств, мудро координирующих жизнь социума, за одним исключением. Этим исключением является правительство, обладающее легитимностью в силу следующих факторов:

 

а) фактор своей духовной основы;

б) фактор своего духовного происхождения;

в) фактор своего благого предназначения одухотворять социум и хранить его высокую гармонию;

г) наличие прямой и непосредственной династической духовной преемственности от божественных инстанций своих полномочий и функций;

д) обладание духовными, интеллектуальными, моральными и профессиональными качествами, необходимыми для успешного функционирования;

е) управление обществом согласно духовным, благородным, природно естественным принципам;

ж) само общество выбрало себе именно этот тип самоуправления.

Бхайравайтское правительство соответствует всем вышеперечисленным критериям. Следовательно, только оно имеет право управлять обществом калагни джаты. Самоуправление есть основа бхайравайтской общественно-политической системы.

Существует легенда: «Однажды один канвар (приблизительно – барон) с дружиной ехал по своему делу по горной местности Химачал. По ходу вышло так, что нечаянно он отделился от дружины и заблудился в горном лесу. К ночи выехал к маленькому храму, рядом с храмом – хижина. Из хижины вышел вира-бхайравайт и его капалини (приблизительно – жена). Выслушав канвара, предложили переночевать в хижине. Приготовили еды, предложили канвару. Стали есть. Канвара возмутило то, что бхайравайты стали есть вместе с ним, а не после него. Мол, он дворянин, простолюдины должны есть позже. Семейная пара удивилась — где канвар видит простолюдинов? «Простолюдины – это вы» — сказал канвар.

Капалини и ее мужчина засмеялись. Они поставили канвара в известность о том, что они более высокородны, чем он сам. Канвара это возмутило, потребовал обосновать то, что ему было сказано. Бхайравайт ответил: «Элементарно. Есть ли кто-либо в обществе, кто был бы выше тебя по статусу?» Канвар сказал: «Выше меня – мой отец, тхакур (приблизительно – маркграф)».

«Под кем ходит тхакур?» — поинтересовался бхайравайт.

«Он служит махарадже (приблизительно – царь)» ответил канвар.

— А кто стоит над махараджей?

— Никто, только боги.

«Видишь как много над тобой инстанций» — засмеялась капалини, — «а над моим вирой (приблизительно – муж-герой) и надо мной – находятся только боги. То есть мы находимся на уровне махараджи. Так что, согласно этикету, это не мы должны есть после тебя, это ты должен есть после нас».

«Но ведь вы служите вашему гуру, значит, по иерархии между вами и богами есть инстанция – гуру!» — попытался прояснить ситуацию канвар. «Наш гуру достиг дживанмукти, это значит то, что он есть живой бог на земле, и это значит то, что в бхайравайтской картине мира нет ни путаницы, ни ошибок» — прояснили ситуацию вира и капалини».

В старину бывало так, что в силу ряда причин адепты Бхайрава-Кали-Дхармы обретали верховную власть в каком-либо государстве, или основывали своё государство. Но никогда не было так, чтобы бхайравайты признавали над собой власть чужаков. Е. Успенская в своей книге «Антропология индийской касты» приводит один из примеров такого явления: «Каллар (Kallār), или Каллан (Kallān) — ныне вполне респектабельная тамильская земледельческая и землевладельческая кастовая общность этнического происхождения, сравнимая в некоторых районах Юга по своему влиянию с веллала и редди, имеющая в своем составе городских адвокатов, врачей, инженеров, чиновников; она является примером поздней санскритизиции горных пастухов, охотников, воров и разбойников по типу кшатриев. Калла(р), маравар, которые теперь называют себя муппанар (Muppanār), и ахамадия (Ahamudiyā) рассматриваются как бывшие природные племена, что совершенно правильно: все помнят, как они пришли с Декана, где были до того «ворами и разбойниками… Они пользовались значительным авторитетом в регионе и остались в истории как достойные кшатрии, которые провозгласили политику наведения в государстве «контроля и порядка» и успешно ее проводили, сформулировали для себя кшатрийский кодекс чести каттупату, которого строго придерживались, и в целом культивировали в своей среде множество черт высокосанскритизированной власти. Они оказались достаточно сведущими в политике, во время войны с англичанами Пудуккоттей встал на сторону англичан, и в результате династия калларов сохраняла свой княжеский титул и при Британской власти».

А. Бетей в своей книге говорит: «…их боятся большинство людей. Калла (Kallār) отличаются своими физическими данными, они крупнее остальных, сильнее и выглядят доминирующе… Земледельцы искали у них защиты. В ходе описываемых событий в последней четверти XVII в. несколько линиджей калларов оказались в роли правящей верхушки княжества (царства) Пудуккоттей, в самом центре Тамилнада. Хотя каллары характеризовались своими соседями как дикие разбойники (каллар на тамильском означает «вор», «герой», «чёрная масть»), а позднее были включены англичанами в число криминальных племен и подпадали под действие специального репрессивного закона, в Пудуккоттей они создали династию раджей и соответственно династический клан калларов Тондейман».

Святым религиозным долгом и природной нормой людей калагни джаты является свободная жизнь, протекающая согласно благородному укладу существ божественной крови – Бхайрава-Кали-Дхарме. И если кто-либо пытается в этом её адептам помешать – бхайравайты должны сделать всё возможное ради сохранения свободы и традиционного бхайравайтского жизненного уклада. Покориться чужакам и их законам, отказаться от своего уклада и принять чужой уклад, признать легитимным, право чужаков на все захваченные ими ресурсы – значит унизить своё божественное происхождение, осквернить свою божественную природу, отойти от чистоты соответствия архетипу Бхайравы и Кали и впасть в извращение в виде предательства божественной дхармы и следования чуждой дхарме. Такая капитуляция является очень большим грехом. Поскольку бхайравайтов очень мало, а чужаков очень много – людям калагни джаты надлежит жить в режиме повстанческого сопротивления агрессивному засилью чужаков. Это исходит из особенностей архетипов Бхайравы и Кали. Это есть святой долг и природная потребность для бхайравайтов.

Н. Дёркс пишет: «Каллары были успешны частью потому, что имели сильную родственно и территориально ориентированную социальную структуру. В дополнение к этому доблесть, героизм и проявленная воинская честь открыли им путь к совместному с местной администрацией контролю над средствами насилия».

В отличие от небхайравайтских программ повстанческого анархизма, данная доктрина не ставит перед современными людьми калагни джаты цель сокрушить доминирующую вокруг них общественно-политическую систему, свергнуть правительства государств – современная ситуация сильно отличается от того что было в прошлом. Более того, они не стремятся даже просто создавать значительные помехи функционированию всего этого. Бхайравайты не стремимся глобально изменить человечество – это бесплодная и дурацкая затея. Если бы человечество могло и хотело жить иначе – оно бы осуществило для себя эту возможность. Надо помогать тем, кто желает этого, тем, кому нужна помощь калагни джаты. Задача джаты более прагматична: обеспечить каждого адепта возможностью жить вольной, дхармической жизнью по максимуму. При старательном и качественном участии в ряде программ и отдельных акций это становится возможным. Калагни джата старается беспокоить внешний по отношению к ней социум как можно меньше. И фиксироваться непосредственно на создании своей локальной жизненной сферы золотого века. То есть «сильные мира сего», как и послушные им народные массы, могут по отношению к калагни джате в целом расслабиться, сосредоточив внимание на глобальных угрозах своему существованию. Повстанческая борьба адептов Бхайрава-Кали-Дхармы – это, во-первых, персональное самосовершенствование, уничтожающее внутренние проблемы и одаривающее нас внутренними сокровищами, и во-вторых – завоевание бхайравайтами локальной территории для организации в нём персонального жилого пространства и ресурсов, защита отвоёванного места в мире современных джунглей, поддержание своих локальных пространств в жилом для бхайравайтов состоянии. В процессе нашей повстанческой борьбы многие бхайравайты прошли через аресты и тюрьмы, некоторые – через пытки. Ничто не смогло сломить бхайравайтский дух и калагни джата, как и раньше, движется от победы к победе.

Если бы окружающая система решила откупиться от калагни джаты и предложила ей деньги или ресурсы, достаточные для жизнеобеспечения – бхайравайты вообще бы оставили систему в покое и полностью ушли в своё измерение духовного меритократического трайбалистского традиционализма.

Кармические законы на адептов других путей действуют так: «если преступил законы и мораль – украл, убил врага, обманом заманил дичь в ловушку – то по закону кармы позже кто-либо обворует тебя или твоих близких. Твое здоровье может ухудшиться, гармония, покой и вдохновение могут покинуть тебя». Для адептов других путей кровопролитие в освободительной войне, аферизм, воровство, вымогательство и грабёж есть нарушение естественного хода их жизни, предписанное богами тех путей.

Для адептов Бхайрава-кали-Дхармы дело обстоит с точностью до наоборот: «Если не преступаешь законов, установленных чужаками – согласно закону кармы позже кто-либо обворует тебя или твоих близких. Твое здоровье может ухудшиться, гармония, покой и вдохновение могут покинуть тебя. И самое главное зло: ты можешь постепенно привыкнуть к рабскому смирению, к послушанию воле угнетателей. Это вызовет дистрофию духа и приведет к угасанию в тебе арийского огня твоей сущностной божественности. Но если ты регулярно преступаешь навязываемые тебе чужие законы и чужую мораль – твое имущество будет сохранено, твое здоровье будет отменным, покой, гармония и вдохновение не покинут тебя. Твой дух будет силён и достоин твоей чистой и яркой божественной природы».

Разберём подробнее как этот механизм работает. Что такое кража? Это присвоение чужой собственности. Что такое чужая частная собственность? Это собственность, которую некто создал или присвоил, и считает её своей. Забирая своей рукой то, что богач называет своей собственностью, а закон чужаков называет собственностью богача – адепт проявляет свои божественные качества: мудрость, свободу, силу духа, ловкость и отвагу.

Самые счастливые и достойные из людей имеют такую хорошую карму, которая позволяет им получить от адептов учение и практику. Однако много людей имеют недостаточно хорошей кармы для того, чтобы получить учение и практику. Карма некоторых такова, что единственная ситуация, через которую они могут столкнуться с адептами, это ситуация, в которой адепты крадут или отбирают у них деньги, имущество, или наказывают их за недостойные поступки и слова. Такое обеспечение адептов средствами к существованию, как и выступание в роли примера того, как не надо себя вести, тоже улучшает карму живых существ. Самая худшая из ситуаций – это ситуация существ настолько плохих и греховных, что их карма не позволяет им даже быть обворованными и ограбленными адептами.

Каким образом вышеописанное согласуется с традиционными йогическими принципами этики и самосовершенствования? Для наглядного примера продемонстрирую как Бхайрава-Кали-Дхарма трактует восемь принципов раджа (аштанга) йоги:

ЯМА

ахимса – не совершение насилия вне естественной необходимости;

 сатья – правдивость по отношению друг к другу, верность данному слову;

 астея – отказ от следования чужим дхармам;

 брахмачарья – упорядоченность в проявлении сексуальности, контроль над ней, верность семье.

 апариграха – непривязанность к материальному комфорту и роскоши, нестяжательство.

НИЯМА

Шауча – чистота ума и тела.

 Сантоша – скромность, удовлетворённость настоящим, оптимизм, умение быть в сбалансированном состоянии.

Тапас – самодисциплина, усердие в достижении духовной цели.

 Свадхьяя – познание, изучение духовной и научной литературы, формирование культуры мышления.

 Ишвара-пранидхана – принятие божественности и деваты в качестве своей цели, единственного идеала в жизни.

АСАНА

Соответствие своему натуральному месту в мироздании, устойчивость в следовании природной дхарме.

ПРАНАЯМА

Рост энергетической мощи и мастерства в её применении.

ПРАТЙАХАРА

Пребывание изначальной реальностью, отрешение от порабощения сознания феноменами окружающего мира, восприятие всего как игры Шакти.

ДХАРАНА

Практическая реализация того, что изначальное состояние, божественность, не требуется в себе поддерживать, так как божественность прорастает природой адепта, и сама себя поддерживает.

ДХЙАНА

Пребывание собственной сутью, наслаждение аспектами божественности.

САМАДХИ

Бесконечное обретение себя бездной божественности.

Рассказывают, что века назад люди калагни джаты вырезали массу врагов дхармы – джихадистов – в Кабулистане, Раджастхане и Кашмире, опираясь на помощь исмалиитов. Ходят слухи о том, что два бхайравайта стояли «на шухере» в тот момент, когда Кришна воровал масло. Затем масло вместе сбывали через знакомого «барыгу» за пределы Вриндавана – в Матхуру и другие места. Считается, что люди, крадущие мантры и практики из различных текстов, зарабатывают плохую карму. Исключение – люди калагни джаты, чья дхарма предписывает им брать нужное своей рукой, обмозговав операцию своей головой. Равняйся на отца и мать – вот бхайравайтская дхарма. Предания говорят, что кто-то из бхайравайтов украл гвозди, которыми хотели прибить Иисуса. Что дало Иисусу отсрочку, во время которой он передал достойным эзотерическое учение. А после этого, когда Зульфикар, меч пророка Мухаммада, которым владел Али ибн Абу Талиб был захвачен злодеями, кто-то из бхайравайтов украл у них Зульфикар, чем облегчил участь Хиндустана.

Если гибель грозит практику мощного духовного мистико-магического пути, а также профану, не практикующему такой путь, но живущему обычной сансарической жизнью, и адепт может спасти свою жизнь, пожертвовав жизнью профана – он может так поступить. Потому как жизнь адепта гораздо более драгоценна, полезна и важна, чем жизнь сансарического человека. Эта точка зрения поддерживается как традицией бхайрава-кали-каула, так и традицией дзогчен, о чём свидетельствуют как некоторые мастера каула марги, так и некоторые мастера дзогчена

Если адепт пути Брахмы и Сарасвати украдёт у богача деньги – такой поступок будет противоречить Брахма-Сарасвати-Дхарме. И потому он ухудшит карму того кто украл. Если адепт пути Кали и Бхайравы украдёт у богача деньги – такой поступок будет соответствовать Бхайрава-Кали-Дхарме. И потому он не ухудшит карму того кто украл. Но если бхайравайт украдёт деньги у такого же бхайравайта как он сам – это будет нарушением дхармического принципа оберегать свой священный род и не захватывать имущество родичей, то есть в этом случае карма деятеля ухудшится.

На духовной тропе самым важным будет осознавание и мотивация. Не так важно что ты делаешь, как важно с каким осознаванием, с какой мотивацией и с какой целью ты делаешь это. Если богатый сансарин получит от имиджмейкера просьбу дать денег сиротке, достанет деньги из кармана и даст их сиротке в присутствии журналистов, с намерением отмыть грехи перед богом и прославиться как меценат — едва ли он обожествится через этот акт. 
 Бхайравайт-тантрик стремится осознавать каждое взятие, любой процесс «извне внутрь» — как проявление бога Ватуки, а каждую отдачу, любой процесс «изнутри наружу» — как проявление бога Ганеши. Таким образом, от чистого сердца даровав неправедному богатому сансарину свой удар кастетом в лицо, и во имя пропитания забрав у него деньги и драгоценности — адепт проявляется одновременно как Ватука и Ганеша, и вне сомнений обожествляется на пути Кали и Бхайравы. Освятив двумя священными актами богача, и даруя ему улучшение его кармы, бхайравайт следует своей природной дхарме, ориентируясь на Бхайраву и Кали, обожествляясь быстро и стремительно. 
Что и говорить, если полный божественной любви адепт к тому же помогает родным и близким, тормозит зло и продвигает доброе — обожествление проистекает особо быстро и мощно.
 

Очень важно помнить: чтобы вышеописанный акт реально вёл к обожествлению и помощи живым существам, необходимо пребывать в божественном сознании, ощущать себя проявлением Бхайравы или Кали, иметь благие намерения. Надо чтобы сердце адепта было полным любви к божественности, божествам, дхарме и любви к живым существам. Надо исключить проявление самообмана и эгоизма, гордыни и жадности. Отринуть сансарическое, расслабить сознание, энергию и тело и проявиться божественностью. Этому учат каулические гуру-дакойты Чхамбала.

Е. Успенская говорит: «Воплотившись, то есть родившись в конкретной джате в присущей ей форме, существа имеют «общую судьбу» с другими представителями своей джаты, в том числе с биологическими родственниками. Поэтому в мире индуизма не принято рефлектировать по поводу своего общественного статуса: кем родился, так и живешь. «Дхарма – удовлетворенность тем, что имеешь, своей жизнью» [Manu 1886: II, 6]. Комплексовать в связи с собственной дхармой не принято. «Общая судьба», связывающая и благополучных обывателей, и изгоев-неприкасаемых, «некультурных дикарей» всех типов, «бродячих артистов и разбойников» и т. д., делает обладателей этих, как достойных, так и незавидных, статусов весьма сплоченными, способными отстаивать свои интересы на всех уровнях общественных отношений, и это их право признают представители всех остальных джати. В кругу «общей судьбы» всегда налаживается своя независимая от чужих условностей и сокрытая от чужих оценивающих глаз жизнь. Это верование индуистов ответственно за тот высокий уровень самооценки, который характерен для любого, даже внешне мизерабельного существа в мире индийских джат. Все выполняют богоданные жизненные предназначения».

А как же быть с тем, что за преступление законов государства адепта Бхайрава-Кали-Дхармы могут посадить в тюрьму или на зону, где условия не способствуют процветанию и здоровью? Там плохое питание, там избивают мусора, там садят в холодные сырые подвалы, где так легко заболеть туберкулезом. Разве все это не является свидетельством того, что адепт Бхайрава-Кали-Дхармы наказан согласно закону кармы? Нет, это не является таковым свидетельством. Арест, тюрьма, зона для бхайравайта являются нормальными этапами временами сурового жизненного пути мистического анарха-революционера в двадцать первом веке. Это не наказания. Это испытания, инициации, посвящения от Бхайравы и Кали. Если адепт пройдёт их с честью – он усовершенствуется и будет чувствовать гармонию и удовлетворение. Он будет все полнее и полнее реализовывать свою божественность. Люди калагни джаты – потомки Бхайравы и Кали, их глубинная природа – божественна. Если же они согласятся прогнуться под натиском чужой силы, признать над собой власть чужаков и их законов – этим люди калагни джаты осквернят свою божественную природу. И согласно закону кармы они деградируют и после смерти отправятся в низменные измерения, включая адские миры. Ну а СИЗО, тюрьма, зона, ШИЗО, ПКТ – это места тантрических и воинских инициаций, где в случае успешно пройденных инициатических испытаний Кали и Бхайрава могут даровать адепту особые силы и свойства.

Мудрецы калагни джаты предупреждают: много работать в молодом возрасте опасно. В сознании может установиться пагубная привычка в трудовой манере мыслить о нахождении денежных источников. Это может усложнить всю жизнь человека. Всем известно, что большие деньги легкими путями через труд не приходят. Большие деньги легкими путями приходят через создание брендов, спекуляцию, биржевую игру, манипуляции с валютой, захват природных ископаемых, захват политической власти, торговлю богом в церквях, менеджмент проституции – и так далее. То есть, через узаконенные государством афёры, грабежи и вымогательства, и через неузаконенные государством афёры, грабежи и вымогательства. Человек не должен убивать своё здоровье и свободное время постоянным трудом. На самопознание и наслаждение жизнью требуется много времени, много сил и много здоровья. Если человек приучит себя мыслить в трудовых категориях – будет вечно занятым, усталым, больным, неудовлетворённым, и быстро состарится. Не стоит быть глупее, так называемых, сильных мира сего, не надо становиться рабами. Надо с детства учиться и тренироваться с выгодой для себя переигрывать государственных и корпоративных эксплуататоров и кровопийц.

Молодому человеку лучше поработать немного: чтобы ему работать быстро надоело, и он получил бы стимул строить своё сознание не в трудовых категориях, а в категориях изобретательства, гешефта или рейда. Исключение – работа по призванию. Например, на Западе профессия врача может дать человеку чистую работу и солидный доход. Если человек любит свой труд, согласен уставать и отдавать работе время – человек будет доволен. Но опять же, если ты бхайравайт – даже в случае обладания любимой профессией, хорошо вознаграждаемой внешним социумом, не втягивайся в этот социум, по мере сил и возможностей саботируй систему, дури её, ослабляй её, везде где можешь уклоняйся от подчинения её предрассудкам, её законам и её вождям. Бхайрава-Кали-Дхарма такова: старайся сохранить свою чистоту и свободу своего духа. Это есть бхайравайтская духовная практика, улучшающая твою карму и развивающая адепта. Это его подвижничество.

Бхайравайтам свойственно предпочитать творческие виды трудовой активности, оставляющие достаточно сил и свободного времени на мистическую практику, активный отдых и развлечения. Им нравится трудиться там, где над ними не висит тень властного начальника. Потому владение собственным бизнесом воспринимается бхайравайтами как хорошее дело. Такой бизнес может оттягивать на себя немало времени и сил. Однако он позволяет потомку богов мудрости и свободы иметь жизнь не омрачённую присутствием в ней вышестоящего начальника. Бхайравайтам неприятно за деньги исполнять чужие приказы. А уж бесплатно – и говорить нечего. Отсюда вытекает нелюбовь к труду в сфере услуг, не предполагающему использования мощи интеллекта и проявления творчества, но требующих от человека угодливой услужливости, а также терпения к капризам и недостойному поведению клиентов. Бхайравайты не любят работать официантами, чистильщиками обуви, прачками, проститутками, уборщиками улиц и помещений (при этом, если человек калагни джаты захочет выбрать одну из вышеперечисленных профессий – он имеет на это право). Бхайравайты не желают быть государственными военнослужащими, обязанными по приказу чёрт знает кого, рисковать своим здоровьем, жизнью и убивать во имя чужих интересов каких-то незнакомых людей. Каланы не работают тюремными надзирателями и офицерами полиции. Преследования, избиения, пытки, лишение людей свободы по приказу уродливой системы, во имя её процветания, за деньги – с позиции бхайравайтского мировоззрения это занятие является делом греховным и гнусным.

Для человека калагни джаты очень важно чтобы его способ содержать себя материально соответствовал качествам и склонностям его личности. Поощряется экспериментирование с видами трудовой активности, смена рода деятельности, организация различных трудовых проектов. У бхайравайтов в почёте умственный труд, творческий труд, независимый труд. Иногда адепт находит занятие, которым желал бы заниматься, но желание своё реализовать не может, так как выгодное и интересное место занято людьми из правительственного, коммерческого или профессионального клана. Место свободно только для «своих». Отличное образование и мастерство порой могут помочь человеку занять желаемое место под солнцем. Однако часто этого оказывается недостаточно для профессиональной самореализации. Чтобы стать своим для бездуховных систем, человек калагни джаты должен отойти от своей священной Бхайрава-Кали-Дхармы и омрачить себя пороками и извращениями. Однако потери от такого поступка будут значительно перевешивать приобретения. Бхайравайт периодически сталкивается с разнообразным гнётом бездуховных чужих систем. Не в силах ни смириться с этим гнётом, ни уничтожить вышеупомянутые системы, адепт продолжает экспериментировать в деле поиска своей приятной и урожайной поляны. Эти поиски могут привести его в сферу так называемого преступного бизнеса, официально табуированного и частично преследуемого государственными, корпоративными и клерикальными системами. Для человека калагни джаты всегда важно соответствие трудовой активности его натуре. Если обнаружится, что из всех существующих в мире известных и доступных калану доходных сфер наилучшей является так называемая криминальная сфера – бхайравайта вряд ли остановит риск государственной кары, или риск материальных потерь, ни риск смерти от руки конкурентов, ни осуждение чужих людей. Главное чтобы поступок соответствовал стандартам Бхайрава-Кали-Дхармы. Вставший на путь жесткого конфликта с системой адепт спокоен духовно и чист морально. Государства, корпорации и церкви узурпировали материальные ресурсы. Они угнетают и порабощают народные массы, вынуждая тяжко и длительно трудиться во имя жалких материальных крох.

Многие сторонние люди считают, что каждый преступник – корыстная личность, жаждущая обогащения. А каждый революционер – действует ради свержения одного государственного строя и установления другого государственного строя. Оба представления наивны и ошибочны. Мистический анархо-инсуррекционист идёт трансгрессивным путем вовсе не потому, что он материалистичен и жаждет наживы любым путем. Он ведет революционный образ жизни вовсе не ради будущей победы на государственном уровне, на которую якобы уповает. Адепт просто следует своей природе. Его трансгрессивная деятельность в модусе мистического анархо-инсуррекционизма — является следованием специфике бхайравайтской крови. Это образ жизни во имя самого естественного образа жизни, присущего существу бхайравайтского вида. Во имя бхайравайтской гармонии жизни и смерти: «рожден богами, живу свободным, пройду сквозь смерть с честью, реализую божественную природу».

С точки зрения калагни джаты, многие современные люди тотально дезориентированы. С их точки зрения солдат, состоящий на службе у государства и по приказу командира убивающий людей – это хорошо. А свободный анархический воин, не подчиняющийся государству и сам решающий кого убить, а кого нет – это плохо.

Игорь Гаркавенко пишет: «На 89-й крытой у меня состоялся хороший разговор с начальником тюремного заключения. Он сказал мне что они, спецназ, избивая меня, применили по отношению ко мне, мои методы. Я ответил: «Всякий раз, как употребить насилие, я взвешивал с точки зрения идеи и справедливости, как в конкретном, данном случае поступить. Вы же не имеете на это права. Вы должны выполнять приказ, заказ. Вы бесконечно ниже меня. Вы неодушевленны».

Он спросил меня, собираюсь ли я соблюдать законы на свободе. Я ответил: «Только в том случае, если их будет соблюдать режим». Он спросил: «Знаю ли я хоть один режим, соблюдающий свои законы?» Я ответил: «Нет». Закончил этот разговор фразой: Я преступаю законы для торжества справедливости». Вот чем отличается анархический воин от подневольного солдата. Государственной власти не нужны воины. Ей нужны солдаты. В отличие от солдата воин выполняет не всякий приказ. Он имеет две инстанции. Только при согласии обоих выполняет действие. Первая есть внутренний, духовный императив. Кодекс чести. Вторая внешняя, представленная в иерархии. Солдат имеет только вторую».

В последнее время многие люди часто путают честных людей и законопослушных, не смотря на то, что это, практически, противоположности.

Честный человек – это тот, у которого есть честь. Законопослушный – это тот, у кого есть послушание. Согласно Бхайрава-Кали-Дхарме, адепт должен быть честным, и именно потому он не должен быть послушным чёрт знает кому. Если человек послушный или нечестный – он идет куда угодно, только не к матери Кали и не к отцу Бхайраве. Почему калагни джата считает, что достойный человек не на стороне профанического государства? А потому что профаническое государство устроено вот так: задача силовых органов власти с помощью мелких поблажек и подачек превратить человека в холопа, исполняющего приказания чужаков, служащего уродливой государственной машине. А если это не получается – с помощью дикой боли, страха, голода, унижений и холода превратить человека в животное. Методами, запрещенными законодательством, на страже которого, по идее, полицейский должен стоять. Так кто является большим злом: те, кто официально именуется благим поборником и защитником закона, получает деньги за то, что охраняет жизнь по закону, и при этом де-факто является преступниками, или те, кто ясно и четко называет себя преступником чужих законов, и преступает законы, потому что они навязываются чужакам? Нарушает, чтобы жить, не подчиняясь дьявольской государственной машине?

Цивилизации небхайравайтов духовно деградировали. Большинство людей на планете живут в невежестве, руководствуясь ошибочными паттернами, не имея правильных жизненных ориентиров. Из таких людей выбираются лидеры и руководители, что приводит социум к еще большей деградации, несправедливости и страданиям. Опираясь на массы недалеких, лишенных остроты ума, силы духа и внутреннего благородства людей, такие лидеры, получив доступ к ресурсу власти, захватили также материальный ресурс. В других случаях лица, заполучившие в собственность огромные деньги и колоссальные природные ресурсы, обрели политическую власть и контроль над политиками посредством своего богатства. Вопреки интересам множества членов социума они разрабатывают и принимают выгодные для себя законы, устанавливают удобные для себя правила игры и вводят меры наказания за отступление от них. Понимая выгоду удерживания народа в невежестве и слабости, они, манипулируя примитивными инстинктами и желаниями людей, выстраивают для них ложную картину мира, используя для этого все доступные ресурсы: информационные, материальные, политические и силовые. В такой ситуации бхайравайты лишены возможности мощно и масштабно влиять на мир. Вожди хилуков (людей максимально далёких от бхайравайтской жизни), осознанно или нет, стремятся к тому, чтобы их греховный жизненный порядок воцарился повсюду навеки, и чтобы мир арйадхармы вымер и никогда больше не манифестировался на этой планете. Если бы те, кто правит сейчас социумами и странами, ставили целью гармонизацию каждого члена социума – они уже развернули бы мощные научные программы для осуществления этой цели. Однако они не сделали этого. Вместо этого они отчуждают мистиков и рыцарей от политической власти и материальных ресурсов и вынуждают их жить по своим правилам и законам. Все сильнее и сильнее они пленяют массы сытостью и развлечениями, отупляя и подчиняя народ. При этом они допускают массы до источников обогащения лишь настолько, чтобы народ не восстал. С их точки зрения, большие массы народа должны испытывать нужды, приобретаемые за деньги. Чтобы заполучить деньги люди должны продавать богачам за гроши свою силу, здоровье и свободное время. Государства, партии и корпорации морочат лохов. Планета – сокровищница и цветущий сад. Но глупые труженики думают, что вокруг пустыня, и тратят жизнь, здоровье и энергию на то чтобы заиметь кусочек пищи, глоточек питья, лоскуточек одежды, и оплатить себе мелкие развлечения. Если убрать пустыню из головы – рукам будет легче дотянутся до золота, нефти, денег, кругосветных путешествий и деликатесов. Правящим кругам XXI века не выгодно развивать людей, так как развитая и гармоничная личность не захочет быть слугой поневоле и быстро отыщет пути к сбрасыванию с себя как можно большего количества оков.

Государство, в центре которого не стоят принципы духовного совершенствования, обожествления человека, которое не делает упор на методы духовного обожествляющего развития – является греховным. Государство, которое не опирается на принцип меритократии – наделения человека возможностями и полномочиями в соответствии с его духовным, моральным уровнем, интеллектуальным развитием и профессиональными талантами – греховно. Государство, в котором человека с детских лет учат чему угодно, но не постижению самого себя, своей универсальной сути и своей специфической сути, и не обучают методам наиболее гармоничного удовлетворения себя на разных уровнях – греховно. Государство, в котором людей не обучают методам самоконтроля и управления своими мыслями и состояниями; в котором людей с детских лет не учат психологии гармоничного сосуществования, искусству эффективной коммуникации и техникам нахождения компромиссов – греховно. Государство, в котором мужчинам и женщинам позволяют рожать детей, не обучив заранее психологии и методам правильного воспитания – греховно. Государство, которое не прививает с детства правильное мировоззрение, основанное на принципах благородства, мудрости, духовности, отваги – греховно. Государство, в котором духовных, мудрых и благородных людей отделили от политической власти и материальных ресурсов – греховно. Государство, в котором людям подлым, бездуховным, глупым, материалистичным, жадным и трусливым дозволяется иметь огромные политические и материальные ресурсы – греховно. Государство с неадекватным и противоестественным законодательством, где убийство человека изнасиловавшего женщину ее родственниками – это уголовное преступление, а не благородное справедливое возмездие – греховно. Государство, в котором силой закона и власти подвергают наказанию невиновного – греховно. Государство, которое запрещает человеку иметь современное оружие защиты – греховно. Государство, которое доверяет обладание опасным оружием, в том числе и оружием массового поражения, и управление вооруженными силами людям бездуховным, не имеющим мудрости, не могущим контролировать свои эмоции, страсти и инстинкты – греховно. Государство, которое не способствует существованию в нем гармоничной, крепкой семьи и рода – греховно. Государство, которое разрешает геям и лесбиянкам создавать семьи, однако запрещает полигамические семьи – греховно. Государство, которое разрешает торговлю и употребление алкоголя и табака, но при этом запрещает торговлю и употребление марихуаны, ЛСД, магических грибов, как в широком, так и в ограниченном виде – не легитимно, преступно и греховно.

Нелегитимное государство считается незаконным, считается узурпатором, считается грабителем, считается злом. Его злые и греховные законы – недействительны. Его власть и органы принуждения – преступны и греховны. Наличие в обществе или государстве недостатков по причине того, что оно все еще находится в стадии строительства и совершенствования – аргумент к проявлению терпимости по отношению к нему. Однако если терпимостью людей злоупотребляют уже много лет, а достижение гармонии подобно удаляющейся линии горизонта, то это свидетельствует о том, что дело идет неправильно. Если есть возможность – пора менять власть. Если возможности нет – пора обособиться от греховного государства и вести жизнь святого и вольного племени. Следовать уродливым законам греховного государства – значит совершать зло и двигаться по пути усиливающейся духовной и моральной деградации. Сопротивляться таким законам, воевать с ними и свергать их – есть духовность и добро. Подчиняться безропотно властям греховного, злого государства – грех, зло, путь к деградации. Сопротивляться таким властям, бороться с ними и свергать их – духовность, добро, благородство и справедливость. Пока вокруг бхайравайтов царят материалистические кукловоды масс марионеток, пока нас вынуждают жить по чуждым нам законам, мы считаем себя находящимися на частично оккупированных территориях, под гнетом кривых режимов, узурпировавших власть. Задача бхайравайтов – эффективно отстаивать свои ценности, свой образ жизни и свои интересы. Все богатства не легитимного, преступного и греховного государства считаются богатствами, награбленными посредством насилия и мошенничества. Они подлежат священной экспроприации, если это несет больше пользы, нежели вреда. Огромные богатства олигархических лиц, придерживающихся идеологии поддерживающей нелегитимное, преступное, греховное государство, лиц которые стали богачами именно в силу симфонии с ним, лиц, контролирующих греховное государство и управляющих им — считаются незаконными, награбленными средствами. Они подлежат священной экспроприации, если это несет больше пользы, нежели вреда. Создать, поддерживать и развивать духовное, справедливое, прогрессивное и позитивное государство — дело сложное и трудное. Однако только такое государство заслуживает создания, поддержания и развития.

C точки зрения бхайравайтского менталитета, никакая человеческая власть со стороны чужаков над бхайравайтами не может быть признана во веки веков. Только божественность находится над бхайравайтами. Кали и Бхайрава есть обращенные к бхайравайтам проявления этой божественности, прародители бхайравайтов. Каланы подчиняются только своим вождям и старейшинам, которые являются авторитетными, квалифицированными родичами. В течение какого-то ограниченного времени бхайравайты могут в чем-то подчиняться той или иной внешней небхайравайтской власти – под натиском превосходящей силы противника, из стратегических или тактических соображений. Однако если это будет возможно, бхайравайты предпочтут не подчиняться хилукской системе, а только делать вид того, что они подчиняются и следуют хилукским правилам и законам. Бхайравайты могут установить с хилукским государством нейтралитет, того или иного вида сотрудничество – если это выгодно бхайравайтам. Бхайравайты всегда стремятся управлять своей территорией самостоятельно, иметь свою армию и жить по своему укладу. Превосходящие ресурсы чужаков нельзя игнорировать. Умный и сильный имеет фактическое природное право умного и сильного подчинять и покорять тех, кто слабее и глупее. Однако это право конкретных сил – не священно, не вечно, а ситуационно, временно. Метафизически никто, кроме божественности и бхайравайтских лидеров, не имеет права управлять каланским социумом и навязывать собственные воззрения и порядки. Побеждает умнейший, наиболее подготовленный для победы и сильнейший. Значит, бхайравайты должны иметь такой уровень мудрости, знаний, силы духа, подготовки, физической мощи, который позволяет нам держать чужаков-узурпаторов за пределами нашего мира. Понятное дело, что если бы большинство населения было бы лучше, то и социальная система этих людей была бы лучше: «каждый раб достоин своего господина». Нельзя сказать, большинство людей богоподобны, а большинство членов правительств и все богачи  – исключительно демоноподобны. Отлично понимая это, бхайравайты хоть как не испытывают любви к «системе», так как эта система во многом враждебна Бхайрава-Кали-Дхарме и калагни джате. Любовь к государству, в правительстве которого нет твоих родственников или друзей – есть стокгольмский синдром. Шри гуруджи Мохит Амар сказал: «Те, кто написал государственные законы, написали их так, что следуя правилам этой игры, авторы и инициаторы законов будут всегда выигрывать, а мы будем всегда проигрывать. Эти люди, как и их предки, воровством и бандитизмом захватили огромные богатства. А когда они стали государственной властью, они издали законы, запрещающие нам с тобой захватывать богатства методами, которыми они сами богатства захватили. Скажи мне: тебе в жизни помешали бы три миллиона евро?» 

Гуруджи говорил: «Тот, кто заявляет о том что стремится обожествиться, а сам признал над собой власть профанов и путь их закона – фактически, на коленях стоит перед премьер министром, финансовым воротилой, президентом или султаном. То есть он проявляет бхакти к профану, почитая профана и бред его дурацких законов – как Бога и священную дхарму. Это проституция а не любовь к Богу. Бога заменила шлюха в виде президента, любовь заменило извращение, реальность заменил кумир. А ведь даже христиане однажды догадались: «не сотвори себе кумира». Иначе говном будет твой духовный путь. Цель радикальной каула садханы – скорейшее обожествление адепта. Тот, кто практикует путь каулы правильно – уже есть господь Бог. Я – есть бог Бхайрава, моя жена – богиня Кали, мои дети – Ватука, Ганеша и Угракумари. Я – живая истина, моя речь – мантрический узор и живой узор дхармы. Как я могу признавать над собой власть премьер министров, президентов и королей, если я – Бог?! Их законы – сансарические земные законы, мой закон – бездонная дхарма Бхайравы и Кали. Их законы – ничто в сравнении с моим законом! Дживанмукта – это тот, в ком находится вся вселенная, включая тело обожествившегося человека. Все основные практики каула садханы – это утверждение адепта в собственном дживанмукти. Адепт, признавший над собой власть премьер министров, президентов и королей – проклял свою божественность. Подчинившийся мирскому законодательству – осквернил свои самаи, испортил ньясы и отравил свои мантры. Человек,признавший над собой власть профанов и их законов – проклял свой атман и превратился в бездушную скотину. Тот, кто верен своему атману – тот божественный огонь, сжигающий сансару и свободный от нее. Для того весь мир – махашмашан Бхайравы и Кали. Я – гражданин космоса, моя нация – это моя семья. Я Бог, и не вмещаюсь в узкие рамки государства. Если адепт признает себя гражданином государства – он декларирует то что он не есть Бог и уподобляет себя курице в курятнике и попугаю на жердочке. Это проклятие своей садханы, обрекающее ее на бесплодие. Чтобы быть по жизни божественным и свободным – нужно жить по собственным правилам. При этом существует парадокс: чтобы жить по собственным правилам – нужно быть божественным и свободным. Либо «я – Бог», либо «я – холуй». Если адепт пути прижизненного обожествления практикует садхану – он утверждается в «я – Бог». И он никому не подданный. Он живет по своему закону и играет по своим правилам. Тот же, кто утверждает что обожествляющийся или уже обожествившийся адепт подчиняется профанам и их законам, фактически пытается ввести в дискурс третий феномен. Такой человек утверждает что кроме модуса «я – Бог» и «я – холуй», существует третий модус: «я – Божественный Холуй». Я – злодей, потому как обкрадываю и граблю богачей? У меня ухудшается карма? Я – Бог, как и ты! Всевышний не подвержен карме и реинкарнациям. Обкрадывая и грабя богачей, я священнодействую: благословляю богачей и улучшаю их карму. Самые счастливые и достойные из людей имеют такую хорошую карму, которая позволяет им получить от адептов учение и практику. Однако много людей имеют недостаточно хорошей кармы для того, чтобы получить учение и практику. Карма некоторых такова, что единственная ситуация, через которую они могут столкнуться с адептами, это ситуация, в которой адепты крадут или отбирают у них деньги, имущество, или наказывают их за недостойные поступки и слова. Такое обеспечение адептов средствами к существованию, как и выступание в роли примера того, как не надо себя вести, тоже улучшает карму живых существ. Самая худшая из ситуаций – это ситуация существ настолько плохих и греховных, что их карма не позволяет им даже быть обворованными и ограбленными адептами. Я – мафия? А что из себя представляет государство и правительство? Мафию сансары. Если я мафия – то я мафия божественности. Тот, кто заявляет о том, что отнимать ценности у системы и богачей и лохов – грех и зло, либо тупой ишак, либо трусливый терпила, либо платный наймит системы и богачей».

На духовной тропе самым важным будет осознавание и мотивация. Не так важно что ты делаешь, как важно с каким осознаванием, с какой мотивацией и с какой целью ты делаешь это. Если богатый сансарин получит от имиджмейкера просьбу дать денег сиротке, достанет деньги из кармана и даст их сиротке в присутствии журналистов, с намерением отмыть грехи перед Богом и прославиться как меценат – едва ли он обожествится через этот акт. 

Адепт пути Бхайравы и Кали стремится осознавать каждое взятие, любой процесс «извне внутрь» — как проявление бога Ватуки, а каждую отдачу, любой процесс «изнутри наружу» — как проявление бога Ганеши. Таким образом, от чистого сердца даровав неправедному богатому сансарину свой удар кастетом в лицо, и во имя пропитания забрав у него деньги и драгоценности – адепт проявляется одновременно как Ватука и Ганеша, и вне сомнений обожествляется на пути Кали и Бхайравы. Освятив двумя священными актами богача, и даруя ему улучшение его кармы, адепт следует своей природной дхарме, ориентируясь на Бхайраву и Кали, обожествляясь быстро и стремительно. 

Что и говорить, если полный божественной любви адепт к тому же помогает родным и близким, тормозит зло и продвигает доброе – обожествление проистекает особо быстро и мощно. Очень важно помнить: чтобы вышеописанный акт реально вел к обожествлению и помощи живым существам, необходимо пребывать в божественном сознании, ощущать себя проявлением Бхайравы или Кали, иметь благие намерения.

Я – Бхайрава, моя жена – Кали, мои сыновья – Ватука и Ганеша, моя дочь – Угракумари. Мои родичи и друзья – разные манифестации божеств пантеона мандалы. Мое жизненное пространство – сакральная обитель мандалы. Кто думает так – является практиком Бхайрава-Кали-Дхармы. Моя рецитация мантры, мое ругательство, мой добрый совет, мой выдох и мое мочеиспускание и дефекация – Ганеша и Сиддхириддхи. Мое впитывание в сознание священных наставлений, мое поедание пищи, употребление жидкости и мой вдох – Ватука и Угракумари. Кто осознает это – практикует каула садхану непрерывно и обожествляет всю свою жизнь. 

Однажды Мохит Амар джи сказал мне: «Человек любящий только себя – мелкий эгоист, карлик духа. Человек любящий всех на земле – лжец или дурак. Человек любящий родных и близких – адекватен. Он – на правильном пути».
— Гуруджи, многие мистики и так называемые духовные люди с Вами не согласятся. Они заявят о том, что для подлинно духовного человека все люди планеты – родичи и братья. И что надо любить всех людей планеты и заботиться о всех людях. Мохит Амар поднял бровь, пристально посмотрел на меня и поинтересовался: «Что такого рода людьми обычно понимается под родством и братством?»
— Ну,обычно говорится так: все есть брахман, значит каждый человек – родич и брат другого человека. 
— Только не оскорбляйся, я не оскорбляю твоего уважаемого брата, а говорю исключительно аллегорично: скажи мне, если твой родной брат отречется от нашей дхармы и богов, изнасилует и убъет вашу уважаемую маму, а потом сделает то же самое с пятилетней соседской девочкой, и захочет так поступить с другими – какие братские чувства ты испытаешь?
— Вряд ли я после этого испытаю тепло от братства. Испытаю ужас, боль, стыд за родство. 
— Как люди определяют: кто есть родич и брат, а кто таковым не является?
— У всех по разному. А какое определение Вы дадите братству?
— Если я скажу, что брат – это тот кто живет общей с тобой судьбой, кто будет защищать тебя даже если это приведет его к гибели, тот кто отдаст свою жизнь за твою жизнь – ты согласишься ли с этим?
— Да, соглашусь. 
— Выходит что человек, который не будет защищать тебя ценой своей жизни, выхватывающий у тебя из под носа кусок пищи, который ты хотел съесть вместе с твоими родичами, и несущий этот кусок другим людям, с кем его и съедает – это не брат? Скажем, ты и твои родичи будете голодать вследствие поступка этого человека, а этот человек и его семья не будут голодать без этого куска.
— Это не братский поступок.
— Правильно. Ты видишь чем родич отличается от не родича. Разумным для тебя будет показать людям этого сорта пример как надо правильно себя вести, и на словах объяснить тоже. Но разумным ли будет кормить такого человека в то время как люди, готовые отдать за тебя жизнь, будут голодать и страдать?
Допустим, ты европеец и Родшильд европеец. Допустим, что у вас обоих вторая группа крови. Даст ли тебе, на этом основании, этот мультимиллиардер 15 000 долларов чтобы поддержать твою семью? 
Все люди – проявления брахмана. Но делает ли это всех нас братьями на уровне существования наших тел? Вода из канализации и вода из родника – Н2О. Но достаточно ли этого для того чтобы мы могли пить воду из канализации без вреда для здоровья?
— Нет.
— Человек может считать что любит всех людей планеты. Тех кто верит в то что они так любвеобильны – много. Однако очень многие из них не то что не будут рисковать жизнью ради, скажем, незнакомца из Норвегии или Африки, они даже 1000 евро не пожертвуют такому человеку. А некоторые из них и родному брату могут в этой сумме отказать. Многие из тех кто говорят что возлюбили всех людей на земле – не любят вообще никого, кроме себя. Любовь – это жертвенность и практическая помощь. Помогать всем людям сразу как родичам – невозможно. Помогать только себе – мелочно и низко, такое поведение уменьшает человека, а не расширяет до вселенского брахмана. Поэтому все, что нам остается – любить родных и близких, и не на словах а в делах. А остальным людям по возможности помогать, не чинить подлости и не делать зла. Ты напишешь духовную книгу и переведешь ее на 10 языков – этим ты поможешь довольно широкому кругу людей. Это хорошо. Но не все из них являются твоими братьями. Не все из них будут делиться с тобой последними деньгами, или хотя-бы не попытаются отобрать у тебя твою долю в мировом богатстве и процветании. И если ты помогаешь своим родным и близким в первую очередь и всем кому еще сможешь затем – это правильно. И если интересы твоих родных и близких страдают оттого что другие люди забрали у них возможности, захватили слишком много богатств – имеешь ли ты право отобрать у них кусок для своих родных и близких? А если кусок, который ты отнял у них – очень большой, то отдать часть его обездоленным и страждущим?
— Многие со мной не согласятся, но я считаю, что да – могу.
— Ади! Когда человек принимает такую точку зрения и делает это – в широком социуме его называют «преступник», «грешник», «негодяй». Его травит и карает система обслуживающая семьи правящего класса. Его травит даже множество подневольных бедняков: одни из них – потому что им за это платят их богатые хозяева, другие – потому что им забили голову пропагандой.
— И при этом, есть люди которые идут на это, на повстанчество, с риском для жизни, здоровья и свободы, презираемые, ненавидимые, вызывающие ужас.
— Разные боги породили людей разных видов и каждому виду дали свою дхарму, естественную для этого вида. Есть боги, которые сотворили нас с тобой и дали нам нашу естественную дхарму, ведущую к божественности. Предать свою дхарму – это значит предать себя, впасть в грех и извращение. И если часть нашей дхармы – быть ненавидимыми, презираемыми и ужасающими – надо научиться жить с этим. Иисус не мог не нести свой крест. Несение креста – это дхарма Иисуса, приведшая его к обожествлению. У нас с тобой другой крест другой дхармы. Но кроме креста, дхарма наша полна мудрости, красот и чудес. И, в конце концов, она дарует то, что другие дхармы не смогут нам подарить: она приводит нас к божественности.

[Е. Белогородский, И. Гаркавенко, М. Датт, А. Джайадхар]