Шмашан — то место, где прошлое, настоящее и будущее одновременно.

Шмашана символизирует сердце человека, которое наполнено пеплом (бхасма) материальных желаний. Погребальный костер (чита) означает огонь знания (гьяна-агни), который сжигает последствия кармы и рассеивает темноту неведения. Этот огонь символизирует Бхагавати Кали.
Шмашана также означает преходящий материальный мир, в котором Махашакти в форме божественного огня поглощает все существующее во вселенной. Во время исчезновения (лайя) вселенной пять первичных элементов (махабхута) растворяются в безграничном космическом сознании (чид-брахма), формой которого является Бхагавати Адья-Кали. Поэтому ее местопребыванием является шмашана: шмашанам дакшина-стханам шмашанам ча садашивам. (Нируттара-тантра)

Внешний шмашан — просто символ истинного шмашана, который находится повсюду, независимо от того, видим мы его или нет. Это Шунья, Алакх Ниранджан, который пронизывает все явления мира и отражается в них (пратибимба).

А.М. Джайадхар (Бхайравананда) — о шмашане:

 Как для вайшнавов Вриндаван, для буддистов Бодхгайя, для мусульман Мекка, так для адептов марги шмашаны являются местами паломничества, входящими в настоящую ятру. Все шмашаны – обитель бхайравайта, но главный шмашан адепта этого пути – Харишчандра шмашан в Варанаси. Откуда бы ни пришел странник-бхайравайт, где бы он ни бродил до этого, придя на шмашан, он обретает отдохновение дома и родины. На шмашане бхайравайт – на своем месте. Адепты вдыхают дым с трупной копотью, осыпаемы снегом пепла из горящих костров. Они греются у огня в ночи, медитируют, пускают по кругу капалу с алкоголем и курят чилум, вкушают плоть махапашу, всегда рады утащить со шмашана пепел, останки, обрывки саванов для божественных ритуалов, дарующих успех в мистицизме и магии.

Поистине хороший бхайравайт может там воспринимать, ощущать, видеть и слышать мать и отца основательно и получать от них тепло, заботу, любовь, посвящения, практики, советы и силу.
Нет брахмана без вед, нет лотоса без воды, также нет бхайравайта без шмашанов.

Без шмашанов вся садхана марги будет идти гораздо хуже, оттого бхайравайт обязан посещать шмашаны, участвовать во всех мистериях и делать там садхану.
Даже если адепт живет на другом континенте, где нет шмашанов, но есть только кладбища, он должен приехать туда, где есть шмашаны, а для успеха в садхане – неоднократно.
Как для вайшнавов Вриндаван, для буддистов Бодхгайя, для мусульман Мекка, так для адептов марги шмашаны являются местами паломничества, входящими в настоящую ятру.

Шмашаны Варанаси

Как и тысячелетия назад, паломники со всего мира приезжают в Варанаси – освятить свою жизнь или освятить свою смерть. Дело в том, что согласно индуизму, город находится под покровительством трансгрессивного бога Бхайравы, обладающего властью изменять закон кармы в пользу человека, искренне предавшегося Бхайраве и его супруге – богине Кали. Следовательно, чтобы получить посмертие качественно превосходящее посмертие заслуженное по карме – надлежит умереть в Варанаси и быть кремированным в одном из двух мест сожжения Бхайравой плохой кармы: на Маникарника Шмашане или на Харишчандра Шмашане. Вот и едут в Варанаси люди со всей Индии, со всей планеты: живые, умирающие и мёртвые. Живые добираются сами, а умирающих и мёртвых в священный город Бхайравы доставляют их родственники.

Кремация в Варанаси соответствует космическому растворению вселенной (пралайа) и задумана как форма огненной жертвы, где жрец (главный присутствующий на похоронах) идентифицирован с божественным (Шивой) посредством медитации на жертве в форме трупа (шава = Шива). Так же, как Индия, как говорят, является сердцем мира а Варанаси – сердцем Индии, шмашаны Маникарника и Харишчандра, вместе с храмами Калабхайравы и Каши Вишванатха – являются сердцем Варанаси. Для индуиста смерть или кремация в Варанаси, на берегу священной Ганги, является не обычным биологическим актом, а мистико-магической инициацией, очищающей грешника от груза негативной кармы. Механизм, посредством которого переживается вся эта карма, называют бхайрави-йатана. Поскольку это называют «искупляющим наказанием», можно сделать вывод, что это применяется, в первую очередь, к преодолению очень плохой кармы. Наказание Бхайравы краткое, продолжающееся один момент, и при этом — очень интенсивное. Это своего рода камера сгорания негативного опыта, посредством которой карма, обычно приземляющая индивида в аду или погружающая его в многочисленные плохие перерождения, полностью переживается в долю секунды.

Не только священная мистико-магическая география Варанаси подтверждает то что кремация на Маникарника Шмашане понята в терминах огненного восхождения адепта по сушумне, но именование сушумны шмашаном в тайных тантрических текстах — очень ясно показывает, что именно этот подъем составляет реальную инициатическую смерть. Хотя Варанаси иногда идентифицируется с аджна-чакрой, мистическим центром между носом и бровями адепта, он также идентифицируется с тонким телом в целом. Реки Аси и Варуна в окрестностях города, от чьих имён и образовано имя города «Варанаси», а также третья река, которая течет через центр, идентифицируются с тремя главными каналами йогического тела: с идой, пингалой и сушумной. В современное время третья река не видима и ее точное местоположение является предметом дискуссий. Некоторые наиболее опытные теологи идентифицируют ее с Брахманалой, маленьким ручьем, от которого не осталось никаких очевидных следов, но который должен впадать из Mаникарники в Гангу. Тогда, согласно этой идентификации, центральный канал мистического тела Варанаси заканчивается в кремационной земле, приравнивая ее к высочайшему центру йогической анатомии. В этом контексте, возможно стоит напомнить, что два синонима, найденные в текстах для сушумны — это брама-нади и шмашан, место кремации.

В Варанаси каждый день ритуально кремируют от двухсот до трёхсот тел на Маникарника Шмашане и Харишчандра Шмашане. Кремация мертвых тел происходит двадцать три часа в сутки. Краткий перерыв происходит между пятью и шестью часами утра. Процессом кремации заведует каста Дом. Эти люди – неприкасаемые для большинства ортодоксальных индуистов, уважаемые агхориями и тантриками, мои хорошие, добрые друзья. Трупы кремируют на кострах. Огни, от которых их зажигают, берутся из храма того божества, которого особо почитал покойник. Согласно преданиям, храмовые огни горят несколько тысяч лет, и даже мусульмане, разрушившие индуистские храмы, не смогли уничтожить непрерывность святого пламени.

Маникарника Шмашан – олицетворение огня в мистическом канале сушумна, находящемся внутри позвоночника человека. Также он является олицетворением универсального вселенского шмашана Калагни Питха, который является основанием мироздания, чьё пламя уничтожит вселенную в процессе великого растворения – Махапралайи. Маникарника — пятая из пяти священных тиртх. В индийской культуре число пять — это центр, супер-фиксатор остальных четырёх. Согласно мистическому символизму, Маникарника — манифестация места создания и разрушения этого мира. За год на этом шмашане кремируется около тридцати тысяч человеческих тел.

Харишчандра Шмашан олицетворяет всё то, что олицетворяет Маникарника. Разница между двумя шмашанами в том что Маникарника является главным официальным, «парадным» шмашаном планеты, а Харишчандра является основным кремационным полем для тайной мистической практики. Маникарника всегда забита толпами людей, там сжигают трупы материально обеспеченных лиц из благопристойных каст. На Харишчандра Шмашане сжигают трупы людей всех каст, включая неприкасаемых. То есть этот шмашан на сегодня придерживается недвойственных правил. К тому же он не забит толпами людей, что делает практику мистической садханы гораздо более лёгкой. На Харишчандра Шмашане можно практиковать то чему на Маникарника Шмашане помешают люди и полиция.


Ночь, Харишчандра Шмашан. Храм «Бум-бум бабая», храм Кали и храм Руру Бхайравы. Здание бездействующего крематория, площадки действующего шмашана. В воздухе звёзды, мотыльки, совы и летучие мыши. Костры кремации. Родственники умерших, могильщики касты дом. Тантрики, садху, авадхуты, агхори сидят кружочком. По кругу передаётся капала с индийским виски и чилум с гашишом. Звучат мантры. Кто-то в тёмном углу делает джапу. Кто-то, выбрав место получше, созерцает сгорающие трупы. Вот нога трупа выскользнула из костра, могильщик шестом засовывает ее обратно в огонь. Лопается череп, кипят мозги, вспыхивает человеческий жир. Копоть хлопьями уходит к небу, смешиваясь с дымом кухни ресторана Сонмони. Искры костров уносятся вверх, силой ночного ветра смешиваются с искрами звёзд чёрного неба, отражающимися в водах священной Ганги. Разве не красиво, не романтично? Где на Земле вы сможете найти ещё одно такое место?! Обстановка такая, какая рекомендуется древними агамами, какая освящена Бхайравой и Кали в тантрических текстах.